понедельник, 6 декабря 2010 г.

"Секс и виски"

Отпадный клип. Самый сок в конце.

Прочитать целиком

суббота, 4 декабря 2010 г.

К слову о свободе слова

Для публикации на WikiLeaks в жизни столпов демократии и свободы слова нашлось множество больших и малых секретов. А о жизни в задавленной цензурой рашке, ничего такого, о чём какое-нибудь местное СМИ в той или иной форме не написало бы - и публиковать-то нечего.
Прочитать целиком

четверг, 18 ноября 2010 г.

Жизнь в джунглях

Если бы армейскую форму делали из шёлка, жизнь казалась бы проще мне и Кодзуке. А так, наша одежда постоянно прела. В сезон дождей на Лубанге ливни порой лили по несколько дней кряду. Наша форма, которую мы носили постоянно, портилась быстрее от прения, чем от износа или разрывов.
Штаны прели сначала на коленях и заду, потом – низ штанин и промежность, и так до конца, пока не оставалась только тыльная сторона штанин. Китель начинал гнить на локтях, затем на спине. Спереди ткань обычно сохранялась лучше, чем в остальных местах.
Чтобы латать дыры, нам нужно было сделать иглу. Я раздобыл где-то кусок проволочной сетки, и мы сумели распрямить кусок проволоки, заострить один конец и проделать ушко в другом. В качестве ниток мы использовали волокна похожего на коноплю растения, которое росло в диком виде в джунглях. Мы делали стежки вдоль, поперёк и наискосок дырок, иногда делая по два слоя, как стёганое одеяло.
Первые три или четыре года, когда нам были нужны заплатки, мы отрезали куски холста от краёв наших палаток, но это не могло продолжаться бесконечно. Потом мы стали «реквизировать» всё что нам было нужно у островитян при первой возможности.
Это не беспокоило нашу совесть. Для партизан нормально пытаться добыть оружие, боеприпасы, еду, одежду и другие припасы у противника. Поскольку островитяне пособничали вражеским оперативным группам искать нас, мы считали и их врагами.
В первые годы, одежда, которую носили жители, состояла из домотканого конопляного холста и хлопковых шорт до колен, и ни то, ни другое для нас не годилось. У местных была толстая кожа, и для на открытой местности им не требовалось много одежды – в отличие от нас, которым приходилось всё время пробираться через чащу.
Особенно ценными «боевыми трофеями» для нас были вещи, которые, уходя, оставили американские солдаты. Островитяне тоже их оценили и держали в хижине и держали под охраной, но как-то нам удалось отогнать их ружейной стрельбой и удрать с добычей, в которой были фляги, палатки, ботинки, одеяла и т.п. Думаю, в 1951 или 1952 годы мы впервые добыли заводскую хлопковую одежду.
Японские кепи с солнцезащитными назатыльниками сносились примерно за год. У меня было офицерское кепи из шерсти и шёлка, но даже оно износилось за три года. С тех пор я должен был сам делать себе головной убор. Была боевая песня, которая начиналась словами «Даже если моя фуражка превратится в лёд». Мы поменяли её на «Даже если моя фуражка сгниёт».
Одежда, которая была на мне, когда вышел из джунглей, в была в основном сшита после смерти Кодзуки. Перед и спина моего кителя были сделаны из подкладки рабочей одежды местных жителей, а рукава – из моих штанов. Штаны в талии были маловаты для моих плеч, зато штанины были длиннее рук, так что лишнего материала хватило надставить плечи. Делая себе новые штаны, я всегда усиливал колени, используя остатки старых.
Нам часто приходилось переходить вброд ручьи, так что, чтобы не мочить каждый раз свою одежду, мы делали штанины лишь чуть ниже колен, вроде бриджей. Застёгивали штаны мы на молнии, которые попались нам среди других трофеев. Когда мы двигались, мы расстёгивали молнии для вентиляции, а застёгивали только на время сна.
Спали мы, разумеется, в одежде, так что если бы мы делали нагрудные карманы слишком высоко, они бы давили на грудь и мешали спать. Так что мы пришивали их ниже, чем они обычно пришиваются на рубашках. И на них тоже были молнии. Поскольку мы часть прятались под ветвями деревьев, которые тёрли нам плечи, мы также усиливали и плечи наших кителей.
Ботинки, бывшие на мне, когда я вышел к людям, были сделаны из ботиночной кожи от верха старых ботинок и резиновых подошв от кроссовок островитян. Я сшил их толстой нейлоновой рыболовной леской. А поначалу я часто носил соломенные сандалии.
Около 1965 года синтетические ткани впервые появились на Лубанге и я с благодарностью «принял в дар» несколько предметов одежды из синтетики. Еще мы порадовались появлению винилового плёнки, которой было удобно укрываться от дождя и оборачивать винтовки.
«Должно быть, они изобрели всё это специально для нас» - шутил Кодзука.
Нашей основной едой были бананы. Мы срезали гроздья прямо на черене, резали бананы вместе с кожурой на колечки толщиной чуть меньше сантиметра и тщательно промывали их в воде. Таким образом зелёные бананы теряли большую часть горечи. Потом мы варили бананы и сушёное мясо в кокосовом молоке. Готовыми они напоминали переваренный сладкий картофель. Не очень вкусно, но ели мы в основном их.
Крысы, которые на Лубанге были длиной около двадцати сантиметров, не считая хвост, ели только мякоть бананов, но мы с Кодзукой не могли себе позволить выбрасывать шкурки. Перед обедом мы всегда говорили «Давай есть наш корм».
Вторым по важности после бананов источником пищи были коровы, которых отпускали на вольный выпас. В 1945 году на острове было примерно две тысячи коров, но это число постепенно уменьшалось, пока наконец не стало трудно находить жирненькую. Даже так, трёх коров в ход хватало, чтобы обеспечить мясом одного человека.
Когда мы не могли найти коров, мы охотились на водяных буйволов и лошадей. Хотя водяные буйволы больше коров и дают много мяса, на вкус оно не очень приятно. А конина, хоть и нежна, имеет сильный запах и не так вкусна, как говядина.
Легче всего находить коров в сезон дождей. Когда жители Лубанга убирали свой рис, они оставляли двадцать-тридцать сантиметров стеблей для коров. Когда стебли заканчивались, коров отпускали пастись к подножиям гор на траве, которая лучше всего росла в сезон дождей. Постепенно коровы забредали в лес всё глубже и глубже, как будто говоря «Вот и мы. Подстрели нас.»
Обычно они паслись стадами примерно по пятьдесят голов. Мы выбирали одну и стреляли с расстояния около восьмидесяти метров, целясь таким образом, чтобы пуля входила пониже хребта прямо в сердце. Самым удобным временем был вечер, когда жители возвращались домой с полей. Было уже почти темно, и если шёл дождь, он приглушал звук выстрела, так что крестьяне его не слышали.
Если мы попадали в корову, остальные убегали прочь, напуганные выстрелом. Обычно, когда мы приближались, раненая корова была еще достаточно живой, чтобы шевелить ногами. Тогда мы брали камень, и били со всей силы корову по лбу. Потом добивали ударом штыка в сердце. Затем оттаскивали её за ноги в неприметное место под деревьями, перерезали аорту, чтобы спустить кровь.
Обычно корова падала на бок, так что первым делом при разделывании мы отрезали переднюю и заднюю ноги на верхней стороне. Потом мы распарывали живот и сдирали шкуру до хребта. Отрезав большие куски мяса, мы переворачивали животное на другую сторону и повторяли операцию. В конце доставали сердце, печень, «сладкое мясо» и другие внутренности и складывали в мешок. Нам двоим требовалось около часа на разделывание одной коровы.
Если бы мы оставляли остатки, как они были, дожди и вороны быстро превратили бы их в скелет, но эти останки могли бы подсказать противнику наше расположение. Так что, разделав корову, мы оттаскивали тушу как можно дальше в горы. Разумеется, делали это мы ночью. Это было по-настоящему тяжёлой работой, потому что нам надо было тащить на себе еще и всё мясо.
Первые три дня ми ели свежее мясо жареным или варёным, два раза в день. Вероятно, из-за того, что мясо очень калорийно, когда я ел, моя температура повышалась так, что я чувствовал жар до самых пяток. Становилось трудно дышать на ходу, и невозможно залезть на дерево. Голова начинала немного кружиться.
Я заметил, что если пить вместо гарнира кокосовое молоко, температура возвращалась к норме быстрее.
На четвёртый день мы набивали полный котёл мяса и варили. Потом мы разогревали котёл каждые полтора- два дня, чтобы не дать ему протухнуть, и вкус держался еще неделю или десять дней. Пока мы ели варёное мясо, мы сушили остальное на будущее. Мы называли это сушеное мясо «копчёная говядина».
Чтобы сделать копчёную говядину, сначала мы делали большую рамку размером примерно со стол. Потом мы нанизывали мясо на длинные палочки, клали эти вертела на рамку и разводили под ней огонь. Мы делали это ночью и в глубине джунглей, так, чтобы островитяне не увидели огня или дыма. В первую ночь, мы поддерживали огонь всю ночь, чтобы на внешняя часть мяса немного подсохла, но само оно не ссыхалось. Затем, мы постепенно увеличивали огонь и готовили мясо примерно по два часа каждую ночь. За это время они хорошо просушивались. Печень и другие внутренности мы варили, а потом сушили.
Из одной коровы у нас получалось примерно 250 ломтей копчёной говядины. Если мы ели по одному ломтю в день, этого мяса нм хватало примерно на четыре месяца. Нам, однако, не всегда удавалось протянуть так долго, поскольку когда нам приходилось много переходить с места на место, скрываясь от поисковых групп, мы позволяли себе есть по два ломтя в день.
Мы не ели много риса, поскольку его хранение доставляло нам много хлопот. В октябре и ноябре, однако, когда островитяне собирали свой урожай риса, мы обычно реквизировали у них его часть. Обмолотив его, мы просеивали его, разделяя на шелуху, нешелушёный рис и полушелушёный рис. На Лубанге рос и клейкий, и рассыпчатый рис. Рассыпчатый рис сильно варьируется качеством. Мы делили рис на четыре категории, которые называли «рис», «ячменный рис», «просяной рис» и «кормовой рис». Кормовой рис был чёрным, а его зёрна были такими мелкими, что его трудно было принять за рис. Готовя рис, мы готовили суп из сушёного мяса, листьев папайи, баклажанами или бататом, с щепоткой соли и молотым перцем. Иногда мы готовили кашу-размазню из риса и сущёного мяса.
Мы называли соль «волшебным снадобьем». Когда нас было четверо, в год у нас уходило около двух килограммов в год. Время от времени кто-нибудь, кто был дежурным поваром, говорил «Сегодня холодно, так что я добавлю немного волшебного снадобья.» И добавлял совсем маленькую щепотку. Но даже это заметно улучшало вкус.
Поначалу у нас была только солончаковая соль, которую мы находили на южном берегу. Позже, когда мы остались вдвоём с Кодзукой, мы стали вести себя более агрессивно и стали вторгались на соляные поля местных жителей в Лооке и Тилике, но никогда не брали больше, чем нам требовалось на ближайшее будущее. В 1959 году мы раздобыли софе и разные консервы из домов жителей. Мы называли наши потайные рейды с целью захвата ценностей «выходами в свет».
За тридцать лет на Лубанге единственной вещью, которой у меня всегда было множество, была вода. Ручьи на острове были почти все так чисты, что можно было видеть дно. Единственной проблемой было то, что коровы и лошади могут пастись выше по течению и облегчаться в воду. Поэтому мы всегда кипятили воду, прежде чем пить, даже если она выглядела совершенно нормально.
В отсутствие докторов и лекарств нам приходилось очень внимательно следить за состоянием своего здоровья. Мы следили за колебаниями своего веса, измеряя обхват запястьев. Также, мы изучали свои экскременты на предмет признаков внутренних заболеваний.
Худее всего я был незадолго до ухода Акатсу. Я думаю, отчасти это объясняется тем, что тогда я был сильно истощён психически, но также и недостаточным питанием. В то время белые пятна на моих ногтях почти исчезли, за исключением крошечной полоски на большом пальце.
Я осматривал свой стул ежедневно чтобы узнать количество, консистенцию и размер кусков. Если куски были слишком большими, это значило, что мой живот работает неправильно. Если стул был слишком мягким, это значило, что мой кишечник всасывает недостаточно.
Если что-то шло не так, я должен был решить для себя, происходило ли это из-за погоды, из-за того ли, что съеденная еда была некачественной, или с моим организмом было что-то не так. Всякий раз, когда что-то шло не так, я вспоминал, что я ел до этого, и какая была погода, и не слишком ли я напрягался. Определив причину, я соответствующим образом менял свою диету и поведение.
Мы ели премерно одинаковое количество еды каждый день, но были небольшие изменения, просто потому, что одни бананы были сочными, а другие – сухими. К тому же, спелые бананы не всегда были под рукой, так что зачастую нам приходилось обходиться зелёными. Мы старались подстроить способ приготовления под качество еды, и судили о результате по нашим экскрементам. Я помню, как один раз мы решили не идти в определённое место, пока не похолодает, поскольку когда мы были там в последний раз, было жарко, а я страдал от диареи. В других местах мы не могли оставаться долго потому, что ветер слишком охлаждал нас по ночам. Когда это случалось, мы непременно страдали от несварения.
Если мы находились в слишком жарком месте, наша моча становилась жёлтой, а если мы переутомлялись, она становилась скорее красной, чем жёлтой. Это было сигналом чуть расслабиться.
Каждый раз, когда мы останавливались в каком-то месте на некоторое время, мы откапывали себе яму под отхожее место и оставляли кучу земли рядом, чтобы уходя яму засыпать. Глубина ямы зависела от того, как долго мы собирались оставаться на одном месте. Стоя лагерем мы прикрывали яму камнем, а уходя, засыпали землёй и застилали листьями. За восемнадцать лет, проведённые вместе с Кодзукой, мы провели немало времени, откапывая и засыпая выгребные ямы.
Туалетной бумаги у нас не было, так что мы использовали пальмовые листья. Однажды Симада нашёл где-то бумагу, но кода мы начали ею пользоваться, Кодзука сказал «Нам её хватит на два или три раза, а потом снова придётся пользоваться листьями. Так зачем беспокоиться».
Когда мы находили листовки, которые сбрасывал нам враг, мы сохраняли одну, а остальные оставляли лежать, ведь в них было написано одно и то же. Они давали слишком много дыма, так что мы не использовали их для разведения огня, и мы боялись использвовать их даже как носовые платки, поскольку кусочки использованной бумаги могли привести к нам врага.
Часто мы находили в горах рисунки или фотографии с обнажёнными женщинами. Их оставляли не поисковые группы, их специально оставляли местные жители. Думаю, они считали, мы не устоим перед соблазном взять их, но мы не смели даже прикоснуться к ним, боясь, что это может раскрыть наше нахождение.
К счастью, на Лубанге не было малярии. За свои тридцать лет на острове я лежал в постели с лихорадкой всего дважды. Кодзука дважды накалывал ступни шипами. Оба раза ноги у него опухали, но других болезней у нас не было.
Май – самый жаркий месяц на Лубанге. Днём термометр поднимался до 38 градусов, так что, даже находясь в темни, мы истекали потом. А если нужно было пройти полсотни шагов за дровами для костра, казалось, что находишься в парной.
В июне начинались ураганы, налетая внезапно почти каждый день. Потом в июле начинался настоящий сезон дождей. Иногда по два часа к ряду ливень бывал таким, что видеть можно было не дальше десяти метров. Такое продолжалось около двадцати дней, и иногда дождь сопровождался ветром почти ураганной силы.
В августе становилось всё больше и больше ясных дней, но воздух оставался горячим, как в бане. В сентябре ветра становилось меньше, но дождь лил как в июне. Так продолжалось еще дней двадцать. Потом начинались перерывы с ясными днём-двумя, еще на две или три недели, и наконец к середине октября сезон дождей заканчивался.
С того момента и до следующего апреля был сухой сезон. Поначалу небольшие дожди проходили раз или два в месяц, а потом дождя не бывало несколько месяцев. Самыми холодными месяцами были январь и февраль, но даже тогда температура днём поднималась до 30 градусов или около того. В самое комфортное время года температура была примерно как в жаркое лето в Токио. Только в этот сезон мы одевали майки под наши гимнастёрки.
В сухой сезон мы подыскивали на острове место, в котором можно будет провести следующий сезон дождей. Это место должно было удовлетворять нескольким условиям.
Во-первых, разумеется, место должно было быть вблизи от источника пищи. Это могла быть плантация бананов, или кокосовая роща, и еще лагерь должен быть поблизости от мест, где паслись коровы. В то же время, он должен был находиться в таком месте, куда не заходили островитяне.
Также, это должно быть место, огонь и дым из которого не должен был быть видимым из соседних деревень, и небольшой шум не должен быть слышимым. По возможности, место должно продуваться ветром. Предпочтительным местом была прохладная восточная сторона горы.
Найти подходящее по всем параметрам место было нелегко, и, когда мы его нашли, некоторое время мы присматривались к нему, прежде чем решили построить хижину и поселиться. Причина состояла в том, что сезон дождей очень непостоянен. В некоторые годы дождь лил весь май, в другие – июнь уже был в разгаре, а ни одной капли дождя еще не было. Если бы мы основали наш лагерь задолго до того, как начнутся дожди, была опасность, что местные нас обнаружат. Нам приходилось ждать, пока мы не были уверены, что они не будут больше ходить в горы.
Когда мы решали, что дожди уже начинаются, мы шли в выбранное для будущего лагеря место и проверяли, всё ли в порядке. Неподалёку мы делали лагерь и ждали, когда начнутся дожди, чтобы начать строить хижину как можно быстрее. Мы называли хижину бахаи, слово в тагалоге означавшее «дом».
Первым этапом в строительстве бахаи было выбрать большое дерево, к которому можно было прикрепить всю конструкцию. Выбрав дерево, мы срезали с него ветви, которые шли на каркас. Стропила крепились по кругу к стволу дерева и покрывались листьями кокосовой пальмы. Их мы связывали вдоль по двое и продевали между полосками расщеплённого бамбука или пальмовыми листьями. В конце всё связывали лианами.
Мы строили бахаи на площадке с небольшим уклоном. Верхняя её часть служила «спальней». В качестве кроватей мы использовали сначала три прямые ветви, потом покрывали их бамбуковыми циновками, а на циновки стелили перину из утиного пуха, которые мы реквизировали у местных.
Нижняя часть бахаи служила кухней. Наша печь состояла из нескольких плоских камней, из которых был сложен очаг, и шест над ним, на котором висел котелок. Рядом с очагом была защищенная зона, где мы могли хранить дрова и наши винтовки. Стены бахаи мы делали из пальмовых листьев таким же образом, как и крышу. Работая своими ножами боло, мы с Кодзукой могли построить хижину за семь-восемь часов.
Пока мы не начали строить в сезон дождей такие хижины, мы спали в палатках, но ветер часто задувал дождь внутрь, пока мы не оказывались промокшими насквозь и дрожащими от холода. Когда такое случалось, мы согревались, распевая армейские песни в полный голос. Это было безопасно, поскольку шум ветра и дождя заглушали любой производимый нами шум. Одна из песен, которые мы пели, начиналась словами
«Солдаты наступают в снегу
Шагают по льду..»
Иногда нам было так холодно, что эта песня казалась нам очень подходящей к случаю, даже на нашем бесснежном южном острове.
Бахаи было гораздо удобнее палатки, но к началу сухого сезона крыша сгнивала так сильно, что добрая часть дождя протекала внутрь.
В конце сезона дождей мы разбирали бахаи, и либо сжигали части, либо разбрасывали по лесу. Поскольку оставлять их лежать открыто было бы небезопасно, мы закрывали их землёй, ветками и упавшими деревьями. Сложенные кучей ветви обеспечивали достаточную маскировку, чтобы усыпить бдительность проходящих мимо местных жителей.
Пока был жив Симада, бывший сильным работником, мы строили хижину глубоко в джунглях. После его смерти мы обычно искали место ближе к опушке. Также мы упростили хижину, чтобы её можно было быстрее разобрать и спрятать. На самом деле, подходящих мест, удовлетворявших главному нашему условию – быть рядом с банановой плантацией, так что за тридцать лет на острове мы использовали эти несколько мест каждое по три-четыре раза.
В сухой сезон мы спали под навесом или на открытом месте. Когда мы спали под открытым небом, мы находили место с уклоном примерно в десять градусов, и спали с Кодзукой бок о бок. Чтобы не соскальзывать вниз по склону, мы подкладывали себе под ноги наши вещи или бревно. Наши винтовки всегда были рядом. Мы снимали обувь, но за все тридцать лет, я ни разу не снимал на ночь штаны. Я всегда держал на поясе маленький мешочек с пятью патронами.
В первое время, ночью мы укрывались тентом или одеждой. Потом стали использовать высушенные коровьи шкуры. Некоторое время у нас было нечто вроде лоскутного одеяла, сшитого из кусков резины, плававших в море у южного берега. Если ночью начинался дождь, мы просто мокли. Идти было некуда. Когда такое случалось, мы мёрзли, и на следующий день суставы ног у меня болели. Если мой живот ночью мёрз, у меня часто случался понос.
На горе Змеи была большая пещера, а островитяне построили множество домиков в горах поблизости от их полей, но мы никогда не использовали их как укрытия от дождя, так как велика была вероятность, что нас найдут.
Причина, по которой мы спали всегда на наклонной поверхности состояла в том, что, если нас что-то внезапно будило, мы могли оглядеться по сторонам, не двигаясь. За все тридцать дет на Лубанге я ни разу не спал крепко всю ночь. Когда мы спали на улице, я часто переворачивался, чтобы не давать конечностям затекать.
Я вёл нечто вроде календаря, который за тридцать лет отклонился от настоящего всего на шесть дней. Календарь основывался в основном на памяти, и количестве оставшейся еды, и иногда я сверялся по луне. Например, если у меня было десять кокосов в первый день месяца, и использовали мы по штуке в день, значит, день, когда кокосы закончились будет десятым числом. После этих вычислений я обычно наблюдал за луной, чтобы проверить, правильного ли она размера для соответствующего дня месяца.
Когда поисковые группы нас искали и нам приходилось перемещаться каждый день, мы часто теряли счёт дней. Когда такое случалось, мы начинали сверяться с луной и пытаться вместе с Кодзукой вспомнить, сколько дней прошло от какой-нибудь известной даты.
Луна была нашим другом еще по одной причине – мы часто совершали переходы между стоянками по ночам. Кодзука часто говорил «Луна ведь ни на чьей стороне, верно? Надеюсь, местные думают так же».
Регулярные стрижки были ещё одним способом следить за временем. Кодзука однажды рассказал, что у него дома было принято праздновать двадцать восьмой день каждого месяца, посвященный местному буддистскому божеству. Он рассказал, что они всегда ели особое блюдо из лапши в этот день. Он напомнил мне, что когда я был ребенком, брадобреи всегда выставляли к концу года вывески с напоминанием родителям постричь детей к 28-му декабря, чтобы избежать предновогоднего ажиотажа. Я предложил Кодзуке, что мы почтим традиции его городка, если станем стричь волосы на двадцать восьмой день каждого месяца, и так мы и сделали. Мне это казалось очень правильным, потому что в дни, когда мы стригли друг другу волосы, мы ненадолго снова становились детьми. Впоследствии, мы часто определяли текущую дату, считая дни с нашей последней стрижки. Так запоминать было легко.
Особенно тщательно мы стриглись в последний раз перед новым годом, так как это хорошо помогало психологически - начать новый год со свежей головой.
В канун новый год мы делали свою вариант «красного риса», т.е. риса, приготовленного с красной чечевицей. Это блюдо в Японии подают по праздникам. У нас не было красной чечевицы, но на Лубанге росла какая-то разновидность фасоли, и мы использовали её. В новый год мы также делали особый суп из мяса и листьев папайи, приправленный цитроном. Мы хотели заменить таким образом суп «озони» из мяса и овощей, который в Японии всегда подают в Новый Год.
Утром в первый день нового года мы делали поклон в направлении дворца императора, который, как мы считали, был от нас между севером и северо-востоком. Потом мы формально желали друг другу хорошего нового года, обновляли клятву быть хорошими солдатами, и приступали к своему пиру из «красного риса» и озони.
Ещё мы отмечали наши дни рождения, и я помню один или два празднования, которые я отмечал, даря себе свежесшитые кепи.
Каждое утро я чистил зубы волокнами пальм. Умыв лицо, я чистил кожу кельпом. Когда я мылся, обычно я заодно стирал нижнее бельё и гимнастёрку. Я клал в котелок золу и заливал водой. Когда муть оседала, я переливал воду в другой котелок и стирал в ней одежду. Мы внимательно следили, чтобы вывешенная на просушку одежда висела в неприметном месте.
На острове было несколько чистых речек, но за все тридцать лет я мылся целиком только в тех случаях, когда после разделывания коровы мы все были в крови и слизи. В горах не бывает так, чтобы в долине была только река и ничего больше. Долины означают дороги. За исключением самых узких ущелий глубоко в горах, мы боялись раздеваться догола, даже ночью. Днем мы мыли верхнюю половину тела, поливая друг друга водой. Вечером каждый мыл нижнюю часть тела перед заходом солнца. Я бы никогда не делал чего-либо столь же опасного, как раздеваться полностью.
Мы заботились о нашем оружии и боеприпасах так же хорошо, как о самих себе. Мы смазывали винтовки пальмовым маслом чтобы уберечь от ржавчины, и тщательно чистили при каждом удобном случае.
В холодную погоду пальмовое масло застывало. Тогда мы просто чистили винтовки и оставляли смазку на потом. Когда они промокали, их нужно было полностью разбирать и чистить деталь за деталью. Если времени на это не было, мы смазывали их снаружи, и оставляли полную чистку до лучшего момента. От постоянного воздействия воды приклады начинали гнить, так что иногда мы вынимали патроны из винтовок и вешали их над костром для просушки.
Со временем ложи, приклады и лямки впитали так много пальмового масла, что крысы стали привлекать крыс, особенно лямки, так что когда мы останавливались в местах где было много крыс, нам приходилось вешать винтовки подальше от лиан.
Еще больше неприятностей, чем крысы, доставляли муравьи. Не будет большим преувеличением сказать, что вся горная часть лубанга представляла собой один огромный муравейник. Там жило огромное количество их разновидностей. Некоторые из них любили сырые места, другие отлично чувствовали себя только там, где земля была практически прожарена. Некоторые делали гнёзда из листьев. Но больще всего неприятностей доставляла нам разновидность муравьёв, которые носили кусочки грязи. Эта разновидность, наиболее многочисленная из всех, всё время заползала внутрь наших винтовок и оставляла там свою грязь. Мне было достаточно ненадолго поставить винтовку на мой рюкзак, как тут же поток муравьёв устремлялся к прикладу, и часть из них заползала в ствол и оставляла кусочки грязи в движущихся деталях. Совсем небольшого загрязнения достаточно, чтобы ружьё заело. Когда появлялись муравьи, мы вешали наши ружья на ветки деревьев. Обычно было достаточно ветрено, чтобы не позволять муравьям залезать высоко на деревья.
Муравьи вредили нам и физически. На острове было по крайней мере пять разновидностей, имевших жала наподобие пчелиных. Они нападали на незакрытые мягкие части тела, и, если у тебя не было иммунитета, место укуса мгновенно опухало. Однажды муравей ужалил меня в ушной канал, и ухо так распухло, что я не мог слышать этим ухом целую неделю. Рана некоторое время кровоточила, а меня лихорадило.
Касаясь жал, на острове жило множество пчёл и ос. Рои, похожие на огромные маскировочные сети, летали в лесистой части острова у подножья гор. Я видел рои в тридцать метров шириной и сотню длиной, окружённые «дозорными» со всех сторон. Если мы встречались с таким роем, всё, что можно было сделать – прятаться в лесу, а если мы не успевали это сделать, всё, что оставалось – накрыть головы тентом или одеждой, и лежать неподвижно на земле. Если бы мы хоть чуть пошевелились, они бы напали на нас. Так что мы лежали, стараясь дышать как можно тише, пока рой не улетал.
Также меня несколько раз кусали многоножки. Если они кусали человека в руку, у него распухало всё тело на некоторое время, и даже когда опухание спадало, укус заживал очень долго. Меня кусала многоножка в правую кисть в январе 1974 года, и сейчас, когда я пишу эти строки несколько месяцев спустя, укус ещё не зажил.
Под палой листвой попадались скорпионы. Когда мы спали под открытым небом, мы всегда очищали вокруг себя площадку около трёх метров в поперечнике, но даже поле этого несколько раз, проснувшись, я обнаруживал скорпиона под камнем, на который клал голову вместо подушки. Среди других неприятных жителей джунглей попадались, например, змеи толщиной с человеческое бедро.

У каждого оружия есть свои причуды. Поначалу «тип 99», которую я использовал тридцать лет, била на тридцать сантиметров правее и ниже почки прицеливания на расстоянии в триста метров. Потом я сумел настроить прицел так, чтобы он стал более точным, но я так и не смог сократить ошибку менее чем до семи-восьми сантиметров.
Приклад этой винтовки был примерно на три сантиметра короче обычного, так как в какой-то момент я снял металлическую пластину с приклада и отпилил часть сгнившего дерева. Заменив пластину и вкрутив новые винты, я с радостью обнаружил, что винтовка теперь лучше подходит к моему росту, чем раньше.
В перестрелках с войсками и островитянами мы захватили карабин и охотничье ружьё, но без патронов они были бесполезны для нас, и мы закопали их в джунглях.
Пуля из пехотной винтовки пролетает около 670 метров за первую секунду после выстрела, а пуля из карабина – всего около 500 метров. У местных были карабины, и, если мы видели, что они в нас стреляют с большого расстояния, мы знали, что у нас есть около секунды чтобы увернуться. Ночью можно даже увидеть летящую пулю, потому что она светиться в полёте голубоватым светом. Однажды я увернулся от летящей пули, развернувшись к ней боком.
Когда подстрелили Симаду, мы с Кодзукой были вынуждены скрываться так быстро, что забыли наши штыки. Позже мы нашли штыки для для пистолета-пулемёта Томпсона в хижине одного островитянина, и подпилили крепления напильником так, чтобы они подходили к нашим винтовкам. Напильник, очевидно, тоже был реквизирован.
Наши подсумки для боеприпасов были сделаны из пары резиновых кроссовок. Сначала мы клали патроны в тканевые мешочки, перевязанные бечёвкой. У каждого из нас было по два мешочка в подсумке, в одном двадцать патронов, вдругом тридцать. Верх подсумка загибался набок и застёгивался на крючок, как чехол для фотоаппарата, чтобы сохранять содержимое в сухости. Помимо боеприпасов в подсумке я носил пять патронов в кармане штанов, и ещё пять всегда были заряжены в винтовке. Всего, таким образом, у меня с собой всегда было шестьдесят патронов, достаточно, чтобы отбиться даже встретив довольно большой поисковый отряд.
У меня было шестьсот пулемётных патронов, и в свободное время я отобрал из них годные и подправил, чтобы ими можно было стрелять из моей «тип 99». Множество патронов были испорчены и их надо было использовать для других целей.
Поскольку при использовании таких модифицированных патронов я не мог перезаряжать винтовку обычным движением затвора, я использовал их только чтобы подстрелить корову или отпугнуть местных выстрелом. Всего у меня было около четырёхсот хороших патронов, которые я начал использовать примерно когда сбежал Акатсу. Они почти кончились к тому моменту, когда я вышел с гор двадцатью пятью годами позже. В среднем я расходовал всего шестнадцать патронов в год.
Мы очень берегли оставшиеся боеприпасы. Мы прятали их в расщелинах скал, и закрывали камнями. Мы проверяли тайники ежегодно в одно и в то же время перекладывали патроны в новые емкости. Мы маркировали точно рабочие патроны кружком и вероятно рабочие – треугольником. Из слишком ржавых патронов мы доставали порох и использовали его для разведения костров. Его можно было поджечь линзами, которые мы реквизировали.
В качестве емкостей для хранения боеприпасов мы использовали бутылки из под виски и других напитков, брошенные островитянами. Мы использовали резину от старого противогаза для закупоривания бутылок. Опасаясь, что крысы могут съесть резину, мы к тому же закрывали горлышки бутылок металлическими колпачками, сделанными из жестяных банок.
Мы старались уложить камни, закрывающие наши тайники, таким образом, чтобы они выглядели как можно естественнее, иногда настолько успешно, что сами с трудом могли их найти. За год на камнях могли вырасти лианы, а иногда сверху падали деревья, почти полностью закрывая тайник. Если бы не ежегодные проверки, существовала реальная опасность не найти их вновь.
Как видно из всего уже сказанного, худшими для нас были первые годы, пока мы не только боялись совершать открытые рейды, но и присутствие Акатсу нас ослабляло. Когда Акатсу ушёл, оставшиеся трое приняли более агрессивную тактику, включавшую, помимо прочего, реквизировать больше припасов у жителей острова. А жители, в свою очередь, наслаждались растущим уровнем жизни, что означало для нас не только появления у них большего количества ценных вещей, которых стоило красть, но и большее количество вещей, оставляемых в лесу и других достаточно легкодоступных местах. Таким образом, наш уровень жизни рос вместе с уровнем жизни местных. Смерть Симады лишившая нас друга и ценного работника, если в некоторой мере и облегчила проблему обеспечения нас припасами, то только в той мере, в какой одна корова прокормит двоих дольше, чем троих. Жизнь в джунглях никогда не была лёгкой, но в том, что касается еды, одежды и прочих принадлежностей, нам было гораздо легче в поздние годы, чем в первые пять или десять.
Прочитать целиком

среда, 10 ноября 2010 г.

Живые сивушные культуры

Надо же, как всем мозг разъела реклама. Мне время от времени кто-нибудь говорит видя, что я покупаю в магазине йогурты что-то вроде "Ты что, это же не настоящие йогурты", "в них нет бактерий", "посмотри на их срок хранения, как натуральный молочный продукт может храниться столько времени" и т.п.
Мании насчёт живых бактерий я совершенно не понимаю. У нас в желудке молочнокислые бактерии, если бы и были в продукте, всё равно бы погибли большей частью. Среда желудка гораздо агрессивнее привычной им среды.
Да и зачем они нужны, если только вы не реабилитируетесь после длительного курса каких-нибудь адовых антибиотиков? Многие, наверное, знают школьную задачку про удвоение бактерий - если бы бактерии могли беспрепятственно размножаться, потомки единственной бактерии за считанные дни достигли бы массы Солнца. Так вот, в здоровом организме, не накачанном антибиотиками, не заражённом патогенами и при правильном питании кишечная флора восстанавливается после любых передряг также за считанные дни. В нашей требухе достаточно укромных закоулков, чтобы после любых антибиотиков оставалось достаточно бактерий на развод.
То, что мы едим, нужно нам как источник питательных веществ, а не каких-то там бактерий. Из молока нам, в частности, нужен белок и кальций. И то, и другое от хранения страдает мало.
Так что не засирайте себе мозги "живыми йогуртовыми культурами". Обращать лучше внимание на то, где паслись коровы, например. Или на содержание не нужного нам сахара.
Прочитать целиком

пятница, 29 октября 2010 г.

Собянин и московские пробки

С восторгом читаю предложения Собянина по решению проблемы московских пробок (ссылка). Просто ни убавить, ни прибавить, всё правильно. Особо отмечу правильность идеи уменьшить ширину полос (ссылка). Не знаю, зачем у нас когда-то был принят стандарт, отличный от Европейского. Может быть, из-за снега, может быть, ради проезда танков, может быть, как в анекдоте " а нахуй шире? - и сделали на хуй шире". Но, факт - дорога с широкими полосами, помимо того, что обеспечивает меньшую пропускную способность, ещё и провоцирует аварийное поведение - когда, между формально едущими в своих полосах машинами практически может встроиться ещё один ряд, водители однозначно будут пытаться "пролезать". В итоге - аварии, хаотизация движения, и еще большее сокращение пропускной способности дорог.

В кои то веки за решение проблемы пробок взялись используя мозг.
Прочитать целиком

среда, 20 октября 2010 г.

Вести с переписных полей

Раз -

Сейчас мы проходим наш участок по второму кругу, стучась в те квартиры, обитателей которых мы не смогли застать в предыдущий обход. На каждый подъём — спуск — обзвон уходит примерно час. В понедельник, скажем, успели обойти три дома по четыре подъезда в каждом. Улов — по 2-5 квартир с подъезда.

Не сомневаюсь, что у других переписчиков в Москве ситуация не лучше. Какой результат мы все вместе дадим? Очевидно, что он будет очень сильно расходиться с реальностью. Предположим, что до конца всего мероприятия мы достучимся до обитателей ещё сотни квартир, хотя и в этом есть сомнения.

В итоге получится, что каждая вторая квартира в Москве — нежилая. Что никаких гастарбайтеров и мигрантов тут нет. Что всё «молчаливое большинство» — это «чисто русские». Что средний россиянин живёт беднее и в более стеснённых условиях (чем больше обитателей в квартире, тем больше вероятность хоть кого-то застать). Что почти все, кто участвует в переписи — это бюджетники, пенсионеры, или работники «государственных органов власти».


Москва глазами переписчика

ЧИТД, собственно. Не охваченные прочими видами учёта и контроля граждане с большой вероятностью не попадают и в переписные данные тоже.
Прочитать целиком

суббота, 16 октября 2010 г.

Как нам переписать нас?

Я вот считаю, что перепись - это полный бред и растрата сил и средств.

Объясню, почему.

Учитывая количество разных служб, занимающихся сбором статистики в штатном режиме и за разными надобностями требующих предъявить документы - всякие ЗАГСы, паспортные столы, отделения милиции, регистрационная служба, кадастр, реестры ИП, реестры ЮЛ, налоговая служба, пенсионная служба, регистрация по месту жительства, военкоматы, железные дороги, ГИБДД, обязательное медицинское страховани и т.д и т.п. - смысл всего этого мероприятия теряется совершенно. Эти конторы и так отжирают достаточно нашего и своего времени на всякий учёт и контроль. И это всё - не считая коммерческих структур, занимающихся сбором разнообразной маркетинговой информации, сотовых операторов, которые при желании могут знать, куда вы ходите, и сколько там проводите времени, и с кем общаетесь лучше чем вы сами.

Лучше бы время и ресурсы были потрачены на отработку упрощения обмена информацией между инстанциями, чтобы одна рука наконец-то ведала, что ведает другая.

В рекламе переписи говорится - так мы узнаем сколько у нас пенсионеров, сколько рабочих, сколько нужно строить школ, сколько детских садов...
Давайте по пунктам. Вот есть наши пенсионные службы - они что, не знают, сколько у них пенсионеров? Если действительно не знают - как они вообще работают? Может быть, для начала нужно довести до ума свои собственные внутренние учётные механизмы? Мне бы хватило перечня пенсионных платежей за пару месяцев, даже без имён, и одного SQL-запроса, чтобы сказать, сколько у нас пенсионеров. Да, у нас, как и везде в мире, в пенсионной системе наверняка есть "мёртвые души", за которых пенсию продолжают получать родственники. Но это же прямая обязанность пенсионной службы, отслеживать такие вещи. Это вопрос не отдаленной статистики, а финансовой ответственности.

Далее, школы и детские сады. У нас есть служба ЗАГС, мимо которой не проскакивает ни один родившийся или умерший. Если и проскакивает, получающаяся погрешность заведомо гораздо ниже переписной погрешности. Соответственно, вся половозрастная пирамида в данных ЗАГСов есть. Или должна быть. И они уже сейчас знают, сколько учеников пойдет в школу через семь лет, и сколько, с учётом средних показателей смертности, ее закончит через семнадцать лет. Останется только корректировать эти прогнозы с использованием текущей информации. Есть фактор миграции, да. Но тогда на что у нас ФМС?? И, кстати, неучтённые мигранты в школу пойти и так не могут, без документов-то. Т.е. прежде, чем ребёнок пойдёт в школу, либо ему, либо его родителям с учётом и контролем где-то столкнуться придётся.

Следующий пункт, работники. Господа, накой хер у каждого взрослого гражданина есть минимум три идентификационных номера - пенсионное свидетельство (или как оно там называется), паспорт и ИНН, если после этого никто не может сказать, сколько у нас работников?

Ну и так, по-мелочам - у государства, например, и так есть поименные данные о том, кто куда ездит на самолётах и поездах, а при минимальном использовании ресурсов ГИБДД - и на машинах тоже. Значительная часть даже перемещений на внутригородском транспорте может быть отслежена поимённо, плюс еще немалая - анонимно. Каждый метрошный билетик-то хранит информацию о том, куда его прикладывали. Т.е. отследить пассажиропотоки в крупных городах, где используется транспорт с АСКП, можно также почти с точностями до человека. Ну и такие вещи, как базы банковских переводов, базы сотовых операторов... При небольшом включении мозга и общественном обсуждении, можно было бы придумать, как использовать эту информацию без нарушения банковской тайны и сохранности личной жизни клиентов.

В общем, д6аже если предположить абсолютно прозрачную трату средств на перепись - никому не кажется, что параллельное существование всего вышеуказанного учёта и контроля - и переписей населения - несколько чрезмерно?

P.S.
На всякий случай замечу - раз перепись уже идёт и сделать с этим ничего нельзя, и деньги уже потрачены, призывать к бойкоту было бы идиотизмом и в высшей степени несознательно. Так что лично я ещё не переписался, но обязательно это сделаю.
Прочитать целиком

суббота, 2 октября 2010 г.

Про московских экологов

Шли вместе с П-2 позавчера ночью по Большому Москворецкому мосту и наблюдали картину, как две бродячие собаки закусывали живым еще котом - одна крепко держала, другая трепала. Мы тут же храбро ринулись в бой, чтобы отбить страдальца, но умные животные организованно отступили, кота прихватив с собой. Рассуждая здраво, такой исход пришёлся очень кстати, потому что - что делать с покалеченным котом дальше, было бы совершенно непонятно.
В итоге, возник повод поделиться мыслёй, возникшей после прочтения вот этого опуса retired wizard'а. Конкретно, вот этого места:

Их будят птицы, а белки топочут по крыше, а енот ковыряется в мусорке, скотина этакая.
У них под офисом пальма растет, и специальная фирма отпугивает стаи диких перелетных гусей, и на дороге надо быть осторожным, чтобы не сбить летящую индюшку.
У них косули объедают розы на заднем дворе!
У них на улице в центральном парке зреет тутовник, прямо под небоскребом!


Если насчёт пальм и тутовника мы можем только позавидовать тёплому климату, то косули, еноты и индюшки (или их местные аналоги) - полностью в наших руках. Потому что главная причина их отсутствия это бродячее зверьё - собаки и кошки - на улицах города. А их, в свою очередь, чутко охраняют местные ебанутые зоофилы "экологи", утверждающие, что, якобы, собаки являются естественной составляющей городской экосистемы. Даже пользу приносят:

Периодически газеты рассказывают сенсационные небылицы о том, что собаки кого-то съели, и призывают вернуться к отловам. Ученые в ответ советуют вспомнить Олимпиаду 1980 года, перед которой в Москве выловили и перебили почти всех собак — после этого в городе было нереальное количество крыс. «Собаки редко их едят, — объясняет Алексей Верещагин, — но на улицы все-таки не выпускают. Они ведь пищевые конкуренты, кроме того, запах мочи хищника в два раза снижает интенсивность размножения грызунов».

Система повальных отловов вообще бессмысленна: популяция восстанавливается быстро, а сторожа все равно заводят собак. Но когда ситуация стабильна, стаи держат территорию и препятствуют притоку собак и лис из области, а значит, ограждают город от бешенства.


Бороться с бешенством, разводя бродячих собак, - это, конечно, замечательная мысль. Впрочем, всё это уже было - средневековые лекари же рекомендовали в целях борьбы с чумой пореже мыться. Вот, наконец, современные экологи подвели под их рекомендации прочную научную базу - если не мыться и разводить на себе эндемичных блох, они будут препятствовать притоку заражённых блох-чужаков извне! Опасность миновала!
Бороться бесмысленно - популяция восстанавливается быстро!

Википедия позволяет себе усомниться:

По данным Комиссии по редким, находящимся под угрозой исчезновения в условиях Москвы животных и растений, с начала 1980-х годов установлены факты нападения стай бездомных собак на диких животных — лосей, пятнистых оленей и косуль. В 2000 году в районе Бутово бездомными собаками была разрыта жилая нора и уничтожена последняя в Москве популяция барсуков. Преследованию собак подвергаются зайцы-беляки и русаки, редкие зверьки — лесные мышовки. Бездомные собаки являются доминирующими хищниками в городской экосистеме столицы, уничтожая белок, ежей, зайцев, лосей, поверхностно гнездящихся птиц и другую городскую фауну, как полагают некоторые зоозащитники и ученые. Осенью 2004 года зайцы-беляки полностью исчезли из нескольких городских лесных массивов, в Серебряном бору, Теплостанском и Тропаревском парках они были уничтожены местными бездомными собаками. Из 18 видов диких животных, занесенных в Красную книгу Москвы для пяти видов в качестве одного из лимитирующего фактора, влияющих на их обитание на территории города указывается преследование их бездомными собаками. По мнению комиссии, стерилизация сук собак не устраняет эпизодическое пробуждение охотничьего инстинкта у держащихся стаями собак.

Из-за роста численности собачьих стай и исполнения ими своих хищнических инстинктов из столичных природных комплексов полностью исчезли лани, а наземно-гнездящиеся птицы стали на грань полного истребления. Как считает председатель Союза охраны птиц России кандидат биологических наук Александр Мищенко, городские условия, включая парки ни в коей мере не являются для собак условием их естественной свободы, так как эти хищники являются чуждыми для данных экосистем. В Серебряном бору они научились выкапывать и съедать ежей.
По мнению начальника управления охраны фауны, Московского городского управления лесами А. Грузнова, недостаточная борьба с бездомными животными является причиной безрезультативности работы по увеличению биологического разнообразия диких животных в Москве.

Бездомные животные в Москве (все ссылки есть в статье)

Капитан Очевидность намекает - бессмысленно только надеться на самопроизвольное излечение психических расстройств у скорбных на голову. А вот тем, кто хочет гулять в парках под пение птиц, а не лай бродячих собак - стоит задуматься о связи первого со вторым. Достаточно лишь вправить мозги местным зоофилам и забороть, наконец, бродячее зверьё на улицах.
Прочитать целиком

вторник, 28 сентября 2010 г.

Флогистон гуманитарных наук

Фраза «война всех против всех» была впервые употреблена Томасом Гоббсом в работе «Элементы права естественного и гражданского» в 1642 году. Тогда, в мире, которому было около пяти с половиной тысяч лет с момента сотворения Богом, и еще не вполне определившемся, вращаться ли Солнцу вокруг него, или ему вокруг Солнца, эта фраза выражала вполне правомочную гипотезу о первоначальном устройстве человеческих обществ и этапах их развития.

С тех пор мир постарел примерно в миллион раз, человек произошёл от обезьяны и обнаружил невероятное количество фактов о своём развитии. Создал социологию и этологию. Достоверно изучил эволюцию общественного устройства на материале сотен народов по всему миру. А фраза эта – до сих пор употребляется. И употребляется не как поэтическая метафора, а как ссылка на якобы реально имеющее (или имевшее) место быть состояние общества. Хотя бы и в форме «событие Х вернет нас в состояние «войны всех против всех».

Это как если бы физики нет-нет, да и ссылались всёрьез на флогистон (гипотеза, кстати, возникшая много позже Гоббса).

Почему упоминаем этологию? Потому что на примере других приматов мы видим, что определённые социальные структуры наверняка были характерны для человека ДО того, как он стал собственно человеком. Более того, зачатки альтруистического поведения, что есть основа общества, наблюдаются даже у бактерий. Даже как метафора поведения животных эта фраза звучит весьма сомнительно.
Прочитать целиком

вторник, 21 сентября 2010 г.

Крик боли о российском кино

Посмотрел "Интернов". Смешно, местами остроумно, Охлобыстин так вообще гениален. Но смотреть невозможно. Хочется дать всем успокоительного. Или, лучше, по морде. И сказать "ДА ПРЕКРАТИТЕ, БЛДЖАД, ИСТЕРИКУ!!!!АДИНАДИН".

Почему, ну почему в наших фильмах актёры орут как резаные? Ну что это за мудацкая театральная привычка? Вот для проверки, лезем в вики. Невыносимее всех орёт Семён Лобанов в исполнении Ильина А.А. И точно -

Окончил Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина.

Работает в Театре Российской Армии.


У меня глаз намётан на этих педрил (с)х/ф Пыль. Ну кто-нибудь, скажите им, что не нужно кривляться так, чтобы было видно из последнего ряда.
Прочитать целиком

четверг, 16 сентября 2010 г.

Еще, друзья, про "свободу слова"

Доренко пишет:

Ребята, коллеги, друзья! На ваших глазах пусть и не самые талантливые, но ВАШИ КОЛЛЕГИ выступили с критикой МИЛЛИАРДЕРА СО СТА ТЫСЯЧАМИ МЕНТОВ, с кучей преданных ему, миллиардеру, мафиози. Ваши коллеги пошли критиковать нахрапистую шайку безнаказанных подонков, которые обворовывают вас и ваш народ.
Ваших коллег не защитит Путин, ни хрена он не защищает, меня послушайте, он их не защитит.
У Жопы в кепке ручные суды, главная судьица как сучка ему служит за кусок сахара.
Они слабые, ваши коллеги, им нужна солидарность, поддержка.

А вы, о, безукоризненнейшие из журналистов, вы безошибочно выбрали об'ект осуждения. Вы же благородные и гражданственные, вы проевропейские и вы за человеческое достоинство, поэтому вы безошибочно выбрали сторону нахрапистого хама и его хабалки- жены.

Я поздравляю вас, друзья. У вас правильные инстинкты. Я горжусь тобою, журналистское сообщество Москвы.

Жопа в кепке

Мы вот не так давно обсуждали в Buzz'е тему свободы слова. В контексте французского ролика про Кровавую Гебню за работой.

Так вот, в контексте сказанного Доренкой - у меня есть что добавить. Точнее, повторить сказанное - дело не в меднолицем городовом, который не пущает, а в том, что наши журналисты en masse - свора трусливых пидарасов. Если так до усрачки пугает наше ленивое неповоротливое государство - что же будет, если его не будет? А ну как заденешь интересы не Всевидящего Ока, которому далеко и на самом деле похер, а каких-нибудь резких парней, которые накажут не когда-нибудь, а тем же вечером?
Прочитать целиком

вторник, 14 сентября 2010 г.

Кстати, про Химкинский лес

Лесов у нас полно. Зато нормальной автострады с отбойниками между двумя крупнейшими городами страны - всё еще нет, и это позорище.

Это всё, что я имею сказать по поводу химкинского леса.
Прочитать целиком

вторник, 24 августа 2010 г.

Гозман о Квачкове

Из интервью с Леонидом Гозманом по поводу оправдания Квачкова присяжными:

Его последняя книга называется «Главная спецоперация еще впереди», и в ней он открыто призывает к гражданской войне. Что ж, это вопрос к нашим правоохранительным органам, которые призваны бороться с экстремистской литературой. У нас сейчас в переходе спокойно можно купить и «Майн Кампф», и «Протоколы сионских мудрецов», и прочий бред, что немыслимо ни в одной европейской стране. Это вопрос не только к нашим правоохранителям, но и к обществу, которое спокойно к этому относится. Что мы со своей стороны можем сделать? Как минимум – показывать истинное лицо этих людей. Скажем, когда судья хотела запретить аудиозапись процесса, я настоял на том, чтобы запись все же велась. Пусть люди знают, что все эти люди представляют из себя на самом деле.


SLON.ru

Один абзац, зато какой. Конфетка! Вся типичная демшиза в восьми предложениях:
1. Сраная Рашка ™, в которой всё не как в Нормальных Странах.
2. Одновренно - непроходимое невежество. Вот - "Моя борьба" в американском "Barnes&Nobles", вот - в английском магазине, вот - "Протоколы". Вот - на "Амазоне".
3. Вот когда мы-то к власти придём, все нелиберальные книги немедленно запретим. И за нарушение прав человека - расстрел без суда и следствия. И люстрация. Это ведь совсем не то же самое, что "сын врага народа" и "классово чуждый элемент", нет.
4. Мы несущие свет знаний паладины в белом. см. п.п. 2,3.
Прочитать целиком

четверг, 15 июля 2010 г.

Что такое "цена жизни"

Шел сегодня по улице, слушал аудиокнигу. Вторую часть ШИВУКной (Широко Известной В Узких Кругах) "Фрикономики". Книжка вообще хорошая, много ценной шихты для внутренних демонов второго рода, у кого они есть. И совершенно не политкорректная, что радует само по себе.

Одна из глав посвящена исследованию воздействию терроризма на общество.
Приводится такой факт - досмотр со снятием обуви в аэропортах одной Америки приводит к потере примерно 14 человеко-жизней в год (исходя из среднеамериканской продолжительности жизни в 77 лет)
Кстати, самими этими проверками обуви мы обязаны одной единственной НЕУДАЧНОЙ попыткой взрыва самолёта, предпринятой британским гражданином Ричардом Ридом.
Неудавшаяся попытка унести жизни 197 человек, в итоге уносит 14 человеко-лет в год в одной только Америке, т.е. за прошедшие с тех пор 9 лет террорист, вероятно, достиг желаемого. С непосредственной помощью служб безопасности аэропортов.

В этом месте, как правило, возникает возражение - некорректно складывать минуты жизни, отнятые у тысяч людей, и приравнивать их к реальным жизням и смертям.

В связи с этим расскажу одну историю, ребята.
Гулял недавно с друзьями по детской площадке в Orange County - богатобуратинском районе Лос-Анджелеса , вроде Рублёвки. И вот дорожки на детской площадке сделаны не из цемента, а из пористой резины, посыпанной сверху резиновой крошкой, вроде той, которой покрывают стадионы и корты. ЧуднО. Вроде бы вот моё детство не в бараке происходило, и эхо войны по подмосковным лесам не валялось, и бомбы в песочницах не находились. Однако ж, магния, карбида, алюминиевой пудры, селитры, бензина и шифера хватало для детских развлечений с избытком, не говоря уж о поколении наших родителей, в котором редкий мальчишка не хранил в тайном дупле пару найденных в лесу гранат. "Эхо войны", да. И все играли на чрезвычайно небезопасных детских площадках, с жёсткими бетонными или асфальтовыми дорожками, торчащими из земли бетонными плитами и арматурой.
Поэтому всякие меры чрезмерной безопасности воспринимаются как-то без понимания.
О чём я и сказал друзьям. Начал с детских площадок, а закончил тем, что, вполне вероятно, расходы на безопасность авиаперелётов заведомо превышают возможные потери от нескольких лишних терактов.

Несмотря на кажущуюся кровожадность такого заявления, ничего такого оно не подразумевает. Наоборот, для нашей страны с ее весьма невысокой ценой человеческой жизни будет античеловечно утверждать обратное.

Тут нужна еще одна ремарка. Про то, как можно определить эту цену.

Может, опять таки, показаться, что сама такая постановка вопроса негуманна, а человеческая жизнь бесценна, т.е. не может быть куплена ни за какие деньги. И это было бы верно, если бы мы жили в мире победившего коммунизма, где все возможные способы продлить жизнь были уже изобретены и доступны каждому.

Но это не так,. Мир мало похож на увеселительное заведение, несмотря на некоторые локальные успехи в попытках его в таковое заведение превратить. И способов, которыми можно облегчить судьбы и продлить жизни множества людей - очень много даже в наиболее благополучных странах. И множество из этих способов имеют совершенно конкретную материальную форму и, соответственно, цену. Вот минимальный для некоего общества объем материальных благ, которого было бы достаточно для спасения дополнительной человеческой жизни - и есть цена человеческой жизни.
Например, для людей, живших сто и более лет назад, эта цена редко превышала стоимость пачки элементарных антибиотиков. А в определённых условиях становится таковой и сейчас - во время катастроф, стихийных бедствий, социальных революций - цена человеческой жизни сплошь и рядом становится равна десятку патронов, нескольким литрам чистой воды, упаковке дешёвых лекарств. Низкая цена жизни - показатель, скорее, не адских условий существования, а показатель того, насколько легко их можно улучшить. Касательная к кривой в координатах "расходы на спасение жизней- смертность".

При этом, естественно, пока в полном объеме не применены дешевые способы, бессмысленно внедрять дорогие. Поэтому, если для США чрезмерная безопасность ещё более-менее оправдана, то для нас - почти однозначно нет. Ресурсы, потраченные на безопасность полётов, принесли бы больше пользы в виде лишней тысячи километров отбойников на федеральных трассах, или на улучшение условий содержания в тюрьмах. Да и в масштабах всего мира наверняка больше пользы принесло расходование этих денег на разработку противораковых средств.
Тут как раз время ответить на очередной вопрос - "А что если именно ты окажешься в этом самолёте с бомбой? Тебя это не беспокоит?"
Беспокоит. Но еще больше меня беспокоит, что на трассе мне встретится встретится грузовик с заснувшим водителем, и на дороге не будет отбойника.

Кстати, более чем уверен и в том, что ресурсы, задействованные в масштабах целой страны в выдаче талонов техосмотра, превышают возможный ущерб от тех потенциальных аварий, которые могли бы произойти из-за неисправностей машин. Причем, превышают на порядки. И даже в гипотетической ситуации, когда талон нельзя было бы купить за деньги.

Напоследок - одну также совершенно неполиткорректная идейка насчёт того, почему на входе в самолёт обувь снимать приходится, а на входе, например, в метро - нет.
В одном самолёте с простыми смертными легко может оказаться какая-нибудь важная персона, из числа тех, например, кто принимает нормы безопасности. Можно ли от этой персоны ожидать альтруистического рассуждения "Ну что же, разве я буду заставлять миллионы людей тратить уйму времени, ради того, чтобы исключить хоть ничтожный шанс того, что бомбист окажется в одном самолёте со мной?" Видимо, нет :)
Прочитать целиком

пятница, 2 июля 2010 г.

Три анекдота, две эпохи

1.

Грузин пишет письмо домой:
- Мама, я учусь в институте. Все ездят на занятия в автобусе, один я - в такси.
Мать пишет сыну ответ:
- Сынок, зачем выделяться? Купи автобус и езди, как все.

2.

Грузин спрашивает русского - Ты сколько зарабатываешь?
- По-разному, когда двести, когда двести тридцать, когда двести пятьдесят.
- Ясно, день на день не приходится.

3.

Приходит грузин домой. Машинально дёргает выключатель - загорелся свет. Грузин удивился, идёт в ванную, открывает горячий душ. Льётся. С ужасом подбегает к телефону, снимает, слышит гудки, тут же набирает номер - "Гоги, Гоги, беда! Русские вернулись!"

ИМХО, необходимая и достаточная информация по межнациональным отношениям в Союзе и после.
Прочитать целиком

суббота, 15 мая 2010 г.

Про ведерки и мигалки

Я вот думаю, что проблема мигалок и кортежей, конечно, имеет большое значение в свете отношений "гражданин vs. чиновник". Но проблеме пробок и заторов - совершенно ортогональна (кроме случаев коврового перекрытия, что бывает довольно редко).

И вот почему.

Ежедневные штатные перекрытия для проезда первых лиц - всего навсего один из множества факторов, лимитирующих пропускную способность некоторого количества перекрёстков города, главным образом - в центре. Возникающее в результате лишнее время простоя в пробках заставляет некоторое количество людей отказаться от поездок на личном транспорте. Стоит убрать фактор кортежей, дороги немного освободятся и станут привлекательны для потенциальных водителей. Количество машин будет расти и снова поднимать уровень пробок до того уровня, пока некоторые автомобилисты снова не начнут отказываться от езды на машине в пользу хождения пешком и пользования общественным транспортом.

Как-то так.
Прочитать целиком

суббота, 10 апреля 2010 г.

Касательно событий под Смоленском



АБП о Катыни:

В моей психотерапевтической практике был любопытный случай. На прием записалась упитанная, здоровая девушка лет 28-30. Через 15 минут разговора выяснилось: она настаивает на том, чтобы я признал ее жертвой родительской педофилии. По ее словам, есть все основания полагать, что ее покойный отец ее домогался. "Мне нужно это всё переработать, актуализировать, поднять блокированный травматический материал и абсорбировать его", -- убеждала меня пациентка. -- Тогда я избавлюсь от внутреннего конфликта и смогу выстраивать нормальные отношения с людьми. Сейчас люди меня раздражают, я легко срываюсь на крик, рву отношения. Я боюсь привязаться к какому-то конкретному человеку из-за подавленного страха перед отцом, понимаете? Из-за этого у меня постоянные конфликты... Вы же врач, вы должны понять."

-- А если вы будете уверены, что папа вас мацал в детстве - вы что, сразу добреть начнете? - изумился я.

...Моя терапевтическая концепция проста: если вам кажется, что когда-то давно вас покусала собака -- рисовать маслом картину нападения, восстанавливая мельчайшие детали -- это явно не то, что вам требуется. Ведь вы имеете дело с собой нынешним, а не с собой двадцатилетней давности. Ну так с нынешним собой и работайте.

В противном случае вместо того, чтобы спокойно пробираться к собственным вершинам, вы превратитесь в помесь безумного кладоискателя с палеонтологом, копающего бульдозером собственные глубины в поисках костей. Полем работ станет ваша собственная душа -- и излишне объяснять, на что бывают похожи места раскопок. К тому же там, в глубинах, ничего интересного и поддающегося изменению нет, а времени это отнимет кучу.

Перенеся этот случай на целую нацию, мы увидим: в последние 20 лет по Восточной Европе со скоростью калифорнийского пожара распространяется вирус национальной инвалидности. Всякий народ, от самых маленьких и деревенских до самых больших и начитанных, изобретает себе какое-нибудь "не забудем-не простим" и детскую травму. Многомиллионные нации объявляют себя тяжко ранеными при операции жертвами геноцида, "с памятью о котором нам надо жить всегда".


Слово о случайностях

Вассерман о Качиньском:

Если бы я боялся поляков, или не любил их, или желал им зла, то я бы несомненно огорчился по поводу гибели президента Леха Александра Раймундовича Качиньского. Ведь во всей послевоенной польской истории не было главы государства, причинившего стране больший ущерб. Именно Качиньский всеми силами противопоставлял Польшу остальному Европейскому Союзу, блокируя взаимовыгодные (то есть выгодные и самой Польше) планы (похоже, просто потому, что Европейский Союз -- главный экономический конкурент Соединённых Государств Америки). Именно Качиньский добился в ЕС массового опасения каких бы то ни было партнёрских отношений с Польшей. Именно Качиньский пригласил в Польшу американские "противо"ракеты, сделав свою родную страну первоочередной мишенью в любой серьёзной войне -- кто бы её ни начал. Именно Качиньский старался ввести в самой Польше нормы жизни, когда-то опиравшиеся на религию, но теперь устаревшие настолько, что даже польские священнослужители далеко не единодушны в их поддержке. Именно Качиньский (вместе с братом Ярославом Александром в бытность того премьером) в рекордный срок довёл польскую экономику до состояния, заставившего поляков на очередных парламентских выборах отдать предпочтение оппозиционным партиям.


Если бы я был полонофобом
Прочитать целиком

пятница, 9 апреля 2010 г.

Беркем о Киргизии

Молодцы,киргизы – есть еще ЛЮДИ,способные оторвать хлебало от корыта с комбикормом,и открыто заявить пидарасам в лицо,что они пидарасы,дать им по ебалу – этим пидарасам, убить их в конце концов. Может когда-нибудь и до русских это дойдет,очень на это надеюсь. Преступное государство надо уничтожать!

О как, епта. Государство уничтожать, вон оно как. Надавать пидарасам по эбалам, ага.
Преступное оно, видишь ли, не нравится оно пионэрам, айда его крушить.
Государство, дорогой, это единственная на свете вещь, из-за которой ты ложишься спать живым, сытым и неотпижженым. Ложишься, заметь, в чистую сухую койку, к живой и не свихнувшейся от страха жене. Заметь – не в канаву при дороге ложишься, с хорошей глубокой дыркой заместо правого глазика, а на сухую простыню под целой крышей, и дом твой при этом не горит, а во дворе не месятся на ножах какие-то мутные пассажыры. И никто не стреляет, даже вдалеке.
А в Киргизии сегодня вечером несколько десятков мудаков легло спать совсем не так.Эти мудаки не имели в башке мозгов, для того чтобы понять ими вот эту простую вещь: государство – единственная защита слабых, то есть нас с тобой, от Самого Полного И Беспросветного Пиздеца.


Прекрасно, я считаю. Дальше - по ссылке.
Прочитать целиком

"...а наш дедушка Ленин совсем усох..."

В связи с приближающейся годовщиной, кругом активизировались обсуждения о "дедушке" Ленина. Ленин умер в 54 года. Сейчас столько же лет - например, Стиву Джобсу. А Сталлоне - на 10 лет старше Ленина. Дедушка?
Прочитать целиком

суббота, 3 апреля 2010 г.

четверг, 1 апреля 2010 г.

Про правильное поведение в контекте терактов

О том, как относиться к мусульманам и фильтровать базар:


Кстати, в список запрещенных слов надо включить еще "моджахеда". "Моджахед" - это приблизительно "святой". Бандиты - это "душманы".


Прочитать целиком

воскресенье, 28 марта 2010 г.

Немецкие дороги vs Русская зима

...Я вам говорил, место проклятое, а вы всё - "Руки из жопы, руки из жопы!"

Анекдот



Необычно холодная зима, выдавшаяся в этом году в Европе, позволила понаблюдать за результатами интересного эксперимента, результат которого сравним по важности разве что с ответом на основной вопрос философии - "Кто сильнее, кит или слон?".

А именно - позволила сойтись в честной схватке Немецкому Качеству с Русской Зимой.

Результат предсказуем (на мой взгляд) - холод побеждает всухую.

Отсюда, господа, две новости - хорошая и плохая. Хорошая - дело не в воровстве, откатах, и даже не в дураках, строящих дороги.

Плохая, в полном соответствии с диалектикой бытия, вытекает из хорошей - в данном случае даже массовые расстрелы не спасут Родину. Т.е. асфальтовые дороги в нашем климате служат не больше пары сезонов, хоть тресни.

Такие дела.
Прочитать целиком

суббота, 20 марта 2010 г.

Про Бонда

Включил телевизор - а там Бонд, "Казино Рояль".

Должен сказать, Дэниэл Крэйг - самый клёвый Бонд со времени Шона Коннери. Броснан был вообще позорище, сахарный красавчик эдакий. В виде агента - вообще никак.

А Крэйг клёвый, суровый, как русские в фильмах Гая Ричи.

Но вот интриги уже не те. Никаких ограблений Фортов Ноксов, гениальных злодеев, пытающихся уничтожить планету, агентов адского КГБ с ядерной боеголовкой в кармане.

Теперь истории всё больше вертится вокруг того, как господин Бонд, пользуясь служебным положением, проворачивает какие-то тёмные делишки для собственной выгоды, а когда дело начинает пахнуть керосином - привлекает административный ресурс родной спецслужбы.

Короче, всё как везде. Аж тошно.
Прочитать целиком

воскресенье, 14 марта 2010 г.

Камера для спорта

В процессе всяческих горных заездов надумал приобрести экстремальную мега-камеру для экстремальных съемок в суровых условиях. Лучшее, что пока попалось называется VHoldr COntourHD.



Продаётся у нас на сайте ActionCams. Получаемый видеопродукт выглядит вот так:


Стоит агрегат 12600 р.
Прочитать целиком

четверг, 4 марта 2010 г.

Японская транскрипция

В процессе вычитки и правки одного известного перевода озадачился вопросом транскрипции японских имён. И вот, делюсь нарытым. Глобально тема раскрыта в мега-книге Д.И. Ермоловича "Имена собственные на стыке языков и культур" (ссылка).

Помимо общих слов, тоже, кстати, полезных, рассеивающих всякие расхожие байки вроде "имена не переводятся", в книжке есть отличные и очень полезные даже в повседневной жизни таблички транскрипций с всевозможных языков. Вот, например, японский:



Поэтому, Мицубиси
Прочитать целиком

ПГМ в МИФИ





У альма матери началось православие головного мозга. От входа убрали известную всем мифистам статУю с неофициальным (?) девизом института "Дорогу осилит идущий". И поставили крест. Символичненько. Ждём теперь крестные ходы вокруг реактора, с последующим в нём омовением.

Более подробное раскрытие темы: (раз), (два), (три)
Прочитать целиком

суббота, 27 февраля 2010 г.

Про оружие



Весьма познавательное видео. Даром что Никонов - яростный антисоветчик (любой яростный анти-что-то это нездорово) и публицистика его странновата, мягко говоря.

Но мысли вполне здраво сформулированы. Особенно про право на самооборону вкупе с отсутствием инструментов для этой самообороны.

Есть, конечно, благоглупости, например — про преступность, которую якобы можно забороть поголовным вооружением страны ( неплохо тема дуэлей преступников и честных граждан раскрыта ст. о/у Гоблином (ссылка)). Или другое — якобы, не вырастет количество инцидентов с участием оружия. Вырастет-вырастет, к доктору не ходи. Этим, кстати, многие, выступающие за гражданское оружие сами себе закладывают мину. Потому что количество инцидентов, связанных с любым потенциально опасным предметом будет расти вместе с количеством этих предметов.
Не было электрических пил - меньше было отпиленных пальцев, не было в домах электричества - количество убитых током стремилось к нулю. Так же и с оружием.
Прочитать целиком

четверг, 25 февраля 2010 г.

Спать или не спать - вот в чём вопрос...

Загадка - что изображено на картинке, и зачем это нужно?



Внимание, правильный ответ
Этот девайс называется "бамбуковая жена", или "тикуфудзин". Придуман хитрыми японо-корее-китайцами для охлаждения своих бренных тел жаркими летними ночами. Ложишься, обнимаешь эту корзину, и спишь. А она тебя вентилирует.
Прочитать целиком

Финская ляндия

На прошедшие праздники совершил традиционный наезд в финско-ляндскую глушь с целью оздоровительно-нервоуспокоительных мероприятий.
Когда-то, наверное, Финляндия всех выезжающих за границу соотечественников сшибала с ног роскошеством капиталистической жизни. Однако, вслед за развалом Союза по странному совпадению жесточайший кризис начался и в близлежащей Финляндии, что как бы намекает, кто на ком стоял. И теперь в глаза бросается разве что несколько иная (точнее, совсем другая) организация поселков и финский язык. Ну и почище все кругом, точнее - поровнее, лачуг нет, особняков - тоже.
Некоторые члены нашей команды искренне негодовали по поводу финского языка. Финский язык между прочим относится не к индоевропейской языковой семье, а к уральской. И это очень заметно, потому что непонятно ни слова. Но негодование вызывает не непонятность простых слов типа "хлеб", "дом", "нож", которые древнее кала мамонта, в каждой языковой семье возникали независимо и поэтому отличаются радикально; а почти полное отсутствие, казалось бы, элементарных интернациональных слов, вроде "телефона", который по-фински "puhelin", или "говорильник".
Ведь каждому ясно - моральное право на собственный термин имеют только независимые изобретатели. Вот изобретите что-нибудь, тогда и термин свой придумывайте :) Впрочем, грешат этим не только финны, вон, по-французски "компьютер" - " ординатëр". А по-турецки - вообще "биглисаяр", и ничего,  живут, в Евросоюз вступать хотят. Хотя их и не пускают. Видимо, как раз из-за этого.

По-доброму удивляет заметное количество отечественных машин с местными номерами, особенно - "Нив". Хотя оно и понятно - когда езда по буеракам из редкого дорогого развлечения превращается в сугубо утилитарное мероприятие, сопровождающее каждую поездку за свежим кефиром, редкий оригинал предпочтет "Ниве" навороченный внедорожник, у которого одна высокопрофильная покрышка будет стоить как "Нива" целиком, при этом по проходимости одно другому будет примерно соответствовать.

Не по-доброму удивляет организация поселков. Финляндия вообще выглядит как страна сплошных мизантропов, потому что от дома до дома в поселке можно ездить на собачьих упряжках, так они далеко, как правило, друг от друга расположены. И у этой особенности есть интересная предыстория.

ОКОНЧАНИЕ ЗАВТРА
Прочитать целиком

пятница, 19 февраля 2010 г.

Про церковь

Россия не вынесла ни одного урока из религиозной Реформации, которой стала Великая Революция 17 года. Собственно, в этом качестве Революцию после Цымбурского никто и не интерпретируют. Теперь царит другой дискурс - казённое благоговение! Проклятые большевики-пачкуны покусились на святое, порушили церкив, выкинули мощи, а ведь какая синергия царила, сплошная соборность! Всюду дистиллированная лепота, благочестие наивысшей пробы, помазанник кружки на праздничке раздавал! Таков узаконенный ход рассуждений об истории и церкви, общий образ которых напоминает выцветушую безвкусную открытку.
Вывод из этого прост: неизвелчённые уроки Реформации когда-нибудь да приведут к тому, что Реформация повторится. Как в стихотворении Юдика Шермана, Господь тут так ёбнет, что никому мало не покажется.


Модернизация или Реформация?

Нынче даже видя стремительно добреющие на пирах во время чумы поповские хари, люди так и не понимают, каким чудовищным Молохом, раковой опухолью, была Церковь до революции. Удивляются - как это вдруг среди всего этого благорастворения - даже буржуев-кровопийцев нашлось кому защищать, а на церковь народ-богоносец плюнул, махнул мозолистой рукой и пошел организовывать новый быт.
Прочитать целиком

четверг, 18 февраля 2010 г.

Партизан Герман

...В ходе одной из вылазок была обнаружена проходившая недалеко от базы «торфяная» узкоколейная железная дорога с брошенным на ней впопыхах при отступлении подвижным составом - паровозами, вагонами и платформами. Дорога вела к линии фронта, причём по самым глухим топям и болотам (собственно, там торф и добывается). Была одна незадача - участок узкоколейки проходил по окраине узловой станции Подсевы, служившей перевалочным пунктом немецкой армии и имевшей сильный гарнизон. При необходимости перевозок каждый раз наносились сокрушительные удары по станции и «под шумок» партизанские составы успешно проходили нехорошее место. В конце концов (жить-то хочется) командование гарнизона просто прекратило обращать внимание на снующие туда-сюда через окраину станции маленькие паровозики и вагончики, тем более, что они проблем особых не создавали, вели себя прилично и предпочитали перемещаться по ночам. Всё это время осуществлялись партизанские перевозки с линии фронта (!) в тыл противника (!) по железной дороге (!). Такого никогда не было ни до, ни после.

...На очередной прием подпольного исполкома заявилась депутация станционного гарнизона, этаких поумневших наследников Паульвица, с нижайшей просьбой - их должны заменить, очень хочется обратно, в Фатерлянд, к семьям. А поскольку пути и мосты в округе все взорваны, а дороги заминированы и вообще - по ним всё равно не проехать, то... нельзя ли им получить пропуск? Или по партизанской железке выбраться (одна ведь только и исправна), но в обратном направлении. А они, вообще, ничего. Со всем пониманием. Составы исправно пропускают и даже за путями следят, чтоб не повредил кто.

Через несколько дней и вовсе заявился офицер из местной фельдкомендатуры с жалобой на отряд фуражиров из какой-то соседней части, которые рыскают по деревням и заготавливают для себя продовольствие и овес, чему селяне совсем не рады. А поскольку он лично и его воины своей шкурой за это бесчинство отвечать не собираются, то, нельзя ли... этот отряд... ну... в общем, выгнать восвояси?
Неизвестно, чем для просителей закончились эти ирреальные иски (о последствиях в первоисточниках не сказано, хотя сами эти факты отмечены), но каким-то образом они стали известны высокому командованию, в том числе и в Берлине.

Сказать, что командование было взбешено - это ничего не сказать. Целый ворох местных начальников и офицеров был арестован, осужден, разжалован или отправлен на фронт. Невзирая на напряженную обстановку, с фронта была ЦЕЛИКОМ снята боеспособная дивизия вместе с танками, артиллерией и авиацией и две части СС общей численностью около 4500 человек.
Бригада была окружена, завязались упорные бои, выводом командовал лично Герман спланировал очередную блестящую комбинацию, и, хотя и с потерями, бригада успешно прорвалась к регулярным войскам, уничтожив более половины атакующих войск. В ходе боя командир 3 партизанской бригады полковник Александр Викторович Герман был трижды ранен, последнее ранение в голову оказалось смертельным. Он погиб 6 сентября 1943 года близ деревни Житницы. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.



Военная мудрость

Офигетьофигетьофигеть.
Прочитать целиком

среда, 17 февраля 2010 г.

Про Олимпиаду

- Как урожай в этом году?
- Средне. Хуже, чем был в прошлом году, но лучше, чем будет в следующем.
Анекдот


То, что происходит сейчас на Олимпиаде - грустная, но ожидаемая вещь. Закончился советский спортивный задел. Или заканчивается. Выпускники старых школ, тренеры старых школ, сами старые школы в виде зданий и оборудования - всё постепенно состарилось, износилось и разрушилось. И, главное - крепитесь. То ли еще будет. Нынешним спортсменам в основном от 20 до 30 лет, то есть, от 80 до 90-го года рождения. А, значит, настоящий позор нас ждёт с 2012 по 2020-е годы, когда в дело пойдут дети девяностых. Боюсь, не на все виды спорта и сборные-то собрать удасться.


Прочитать целиком

вторник, 9 февраля 2010 г.

Пыльная проза

Другой популярный (среди умных девушек!) жанр можно условно назвать «прозой брюнеток». Потому что блондинки - это всё очень супир-пупир, мега-сэкси и няка-няка, это жизнь-на-Рублёвке с фитнесятиной и бриллиантами - лучшими друзьями няки-няки. А вот в брюнеточной (читай - умной!) прозе работают мудрые женщины с богатым жизненным опытом, который часто включает в себя эмиграцию на Историческую Родину (но последнее вовсе необязательно). В этих романах (или рассказах) главный герой - Безнадёга с большой буквы «Бэ». Коридорная система коммуналок, грязные сортиры, выписанные с особым мазохизмом, худые руки девочек-пианисток, объедки/обмылки на интеллигентских кухнях и прочие радости бытия. Написано всё это с весёлым цинизмом, с какой-то внутренней радостью и сарказмом. Типа, вот я как могу - весомо-грубо-зримо и, вместе с тем, легко. Язык в таких произведениях закорючист, сюжет - по-житейски увлекателен.

Вот, например, неплохой сюжет для такой произведения. Жила-была девочка из интеллигентной и, разумеется, полу-репрессированной семьи. «...В памяти всплывали и малиновые шторы, подёрнутые бархатистой пылью, и вся та истовая заполошность эпохи с непременными белыми бантами и белыми же гимназическими фартуками, и приёмом в октябрята под алым, как первая клубника, знаменем...» А потом - музыкалка, няня, «Этюд» Черни», весенние лужицы 53-го года с радио-тарелкой, извещающей о смерти Вождя. Разумеется, любовь. «...И тайно читанный Мопассан, и рубиновый распутный рот, который она рисовала в тайне от бабушки, и неведомый бунт тела, когда вместо консерваторских бдений начиналась безалаберная любовь по чердакам - чтобы крыши замоскворецких двориков, утопавшие в зелени старокупеческих садов, виднелись сквозь заколоченные ставни...» . И что-то ещё, полунамёки, полувздохи, коммунальные тазы, а потом сразу - 70-е, букинистические лавки, бульвары, кухни с портвейном и, разумеется, эмиграция, как конечная точка прогресса. Что самое странное, в этих произведениях никогда не ощущаются 60-е. Их как бы нету. Они как бы не вписываются в депрессуху и мешают повествованию... А в 70-е можно быть самим собой и плакать вместе с осенним дождём под Альбинони, посреди пыльных фолиантов, опустошённых бутылок и художников, заснувших с самый разгар спора.


zina-korzina.livejournal.com

Просто прекрасно. Недавно наносил дружеский рейд по книжным с целью массовой закупки современной русской прозы подарок одной иностранной камрадессе. И, я вам доложу, от книжек в разделах "современная русская проза", подписанных, главным образом, именами дщерей и сынов Израилевых, так и веет запахом невытряхнутых пепельниц с немытых кухонь.

Особенно точно подмечено про дух времени. Удивительно, как люди, жившие в одно время с покорителями космоса и строителями БАМа, ничего вокруг себя не видели, кроме коммунальных корридоров, и ничто их не занимало, кроме мутных книжонок и стишков в бозе почивших авторов.

Единственно, забыт обязательный для каждой интеллигентной девы элемент биографии - поступление в ВУЗ, с непременным препятствием либо в виде "пятой графы", либо неблагонадёжной бабушки "из дворян".
Прочитать целиком

Особенности национальной розницы



Вот хочу купить в подарок вышепоказанный рюкзак. Звоню в несколько мест, где ими торгуют, традиционно или через интернет. И везде примерно одна и та же ситуация "Да, это очень популярная модель, поэтому только по предзаказу (!) из Бельгии (!!), доставка три недели (!!!). Я вот грешным делом полагал, что наиболее популярные модели должны висеть в витринах с большим красным ярлыком ТОВАР МЕСЯЦА! и лежать в наибольшем количестве на складах. Есть, конечно, подозрение, что всему виной хитроумные схемы поставок, рождённые в недрах могучих маркетинговых отелов, по странному совпадению удивительно похожие на систему советских столов заказов - продукты хорошие и продукты ненужные идут бандлом и купить одни шпроты и колбасу нельзя, можно только с нагрузкой в виде какой-нибудь даром никому не нужной сечки.
А возможно это просто идиоты у нас сидят, мышей не ловят.

История получила продолжение. Из интернет-магазина презвонил человек, сказав, что в Бельгии модель снята с производста, и сейчас их нет, и никогда не будет, но он сам лично поскрёб по сусекам, и один последний рюкзак нужной модели нашёлся! И он прямо в тот же день готов его привезти!В опчем, магаз прекрасен, рекомендую.

А рюкзак оказался говно, но это уже к делу не относится.
Прочитать целиком

среда, 3 февраля 2010 г.

Уникальная личность


Прочитать целиком

Мир изменился

О том, что представления о мире не стоят на месте ярче всего узнаёшь по мелким деталям. Вот интересно мне было, например, что испытал бы Филипп Жоли, по преданию, отговаривавший Макса Планка заниматься теорфизикой, потому что, "теорфизика уже в основном закончена, стоит ли браться за такое бесперспективное дело" - если бы узнал, какие пласты должны были открыться в самом ближайшем времени, и какой переворот в представлениях о мире они произведут.
Самое интересное, это когда происходит что-то, достойное изменения школьных учебников. Я вот помнил же, что простейшие - всякие инфузории, амёбы и плазмодии - это простейшие животные. А теперь всё не так.
Прочитать целиком

пятница, 29 января 2010 г.

Кем быть?

Справочник ОКВЭД - незаменимый помощник для желающих открыть какой-нибудь бизнес.
Прочитать целиком

суббота, 23 января 2010 г.

Про гарантийный автосервис

Недавно читал в "Ведомостях" прекрасную статью "Автодилеров подведет сервис" (к сожалению, статья в платном доступе). Краткое содержание такое - в заграницах продажи новых машин дают 20% дохода автодилеров, остальное - техобслуживание проданных автомобилей. У нас - наоборот. И некий гражданин из одной из крупных дилерских сетей плачется о том, как всё было хорошо, а стало плохо.
А тем временем с клиентами сервисов происходят вот такие прекрасные события:

Обслуживался там же. В октябре машина стала глохнуть при наборе скорости. Я с мастерами говорил, как-то никто не признался, что слышал о таком дефекте. Теперь вот дошло дело до того, что глохла машина непрерывно - по три раза подряд. Заводилась легко после этого, кстати. Не буду морочить техническими рассказами - добрался с друзьями до российского представительства Ауди, они отправили меня в Ауди Центр Москва, там ребята при мне вытащили воздушный фильтр двигателя - земли на полу было столько - впору газон сажать. Будто полгоршка цветочного опрокинули. Дата производства фильтра - июль 07 года, а машину я брал в августе 07.
Думаю так - эти засранцы ни разу не меняли мне фильтр. Ни разу.


Major Auto

При этом, главная причина посещений этих дилерских центров - откровенный шантаж с их стороны - отказ в гарантийном обслуживании в случае пользования сторонними сервисами. Так что нет ничего удивительного, что народ повалил с дилерских сервисов, чуть только холодная рука безденежья потрогала их за вымя. Воистину, кризис - санитар экономики. Туда и дорога.
Прочитать целиком

четверг, 21 января 2010 г.

Поговорка к случаю

"Сказано про меня у Ибн-Эзра: «Вздумай саваны шить для мёртвых, и ни один человек не умрёт отныне и во веки веков, аминь!.."
Прочитать целиком

среда, 20 января 2010 г.

Про фоторафии машин

Вот интересно, нафига граждане, вешая по той или иной надобности в интернете фотографии своих авто, непременно закрашивают номера? Чего боятся?
Прочитать целиком