суббота, 10 апреля 2010 г.

Касательно событий под Смоленском



АБП о Катыни:

В моей психотерапевтической практике был любопытный случай. На прием записалась упитанная, здоровая девушка лет 28-30. Через 15 минут разговора выяснилось: она настаивает на том, чтобы я признал ее жертвой родительской педофилии. По ее словам, есть все основания полагать, что ее покойный отец ее домогался. "Мне нужно это всё переработать, актуализировать, поднять блокированный травматический материал и абсорбировать его", -- убеждала меня пациентка. -- Тогда я избавлюсь от внутреннего конфликта и смогу выстраивать нормальные отношения с людьми. Сейчас люди меня раздражают, я легко срываюсь на крик, рву отношения. Я боюсь привязаться к какому-то конкретному человеку из-за подавленного страха перед отцом, понимаете? Из-за этого у меня постоянные конфликты... Вы же врач, вы должны понять."

-- А если вы будете уверены, что папа вас мацал в детстве - вы что, сразу добреть начнете? - изумился я.

...Моя терапевтическая концепция проста: если вам кажется, что когда-то давно вас покусала собака -- рисовать маслом картину нападения, восстанавливая мельчайшие детали -- это явно не то, что вам требуется. Ведь вы имеете дело с собой нынешним, а не с собой двадцатилетней давности. Ну так с нынешним собой и работайте.

В противном случае вместо того, чтобы спокойно пробираться к собственным вершинам, вы превратитесь в помесь безумного кладоискателя с палеонтологом, копающего бульдозером собственные глубины в поисках костей. Полем работ станет ваша собственная душа -- и излишне объяснять, на что бывают похожи места раскопок. К тому же там, в глубинах, ничего интересного и поддающегося изменению нет, а времени это отнимет кучу.

Перенеся этот случай на целую нацию, мы увидим: в последние 20 лет по Восточной Европе со скоростью калифорнийского пожара распространяется вирус национальной инвалидности. Всякий народ, от самых маленьких и деревенских до самых больших и начитанных, изобретает себе какое-нибудь "не забудем-не простим" и детскую травму. Многомиллионные нации объявляют себя тяжко ранеными при операции жертвами геноцида, "с памятью о котором нам надо жить всегда".


Слово о случайностях

Вассерман о Качиньском:

Если бы я боялся поляков, или не любил их, или желал им зла, то я бы несомненно огорчился по поводу гибели президента Леха Александра Раймундовича Качиньского. Ведь во всей послевоенной польской истории не было главы государства, причинившего стране больший ущерб. Именно Качиньский всеми силами противопоставлял Польшу остальному Европейскому Союзу, блокируя взаимовыгодные (то есть выгодные и самой Польше) планы (похоже, просто потому, что Европейский Союз -- главный экономический конкурент Соединённых Государств Америки). Именно Качиньский добился в ЕС массового опасения каких бы то ни было партнёрских отношений с Польшей. Именно Качиньский пригласил в Польшу американские "противо"ракеты, сделав свою родную страну первоочередной мишенью в любой серьёзной войне -- кто бы её ни начал. Именно Качиньский старался ввести в самой Польше нормы жизни, когда-то опиравшиеся на религию, но теперь устаревшие настолько, что даже польские священнослужители далеко не единодушны в их поддержке. Именно Качиньский (вместе с братом Ярославом Александром в бытность того премьером) в рекордный срок довёл польскую экономику до состояния, заставившего поляков на очередных парламентских выборах отдать предпочтение оппозиционным партиям.


Если бы я был полонофобом

Комментариев нет:

Отправить комментарий