среда, 31 декабря 2008 г.

Новый Год

Всех с Новым Годом!
Отбыл в район города Златоуста с целью переноски тяжестей на большие расстояния в неблагоприятных климатических условиях за свои деньги.
Назад буду 12-го.
Прочитать целиком

пятница, 26 декабря 2008 г.

О немецком характере

Сидел недавно со знакомым владельцем строительной компании, разговор как-то перешел на присутствие американских войск в Германии и на НАТО вообще. Владелец - 40-летний мужик, выросший во Франкфурте - сначала заметил, что "это что, теперь фигня, вот раньше тут танки по улицам спальных районов регулярно ездили. Вон в том районе стояли пусковые установки ракет, вон там - ремонтная база, и так далее". Это при том, что Франкфурт даже после закрытия военной авиабазы на основе франкфуртского аэропорта (раз, два) три года назад до сих пор остается нашпигованным американским военным присутствием - и вокруг города, и в самом городе полно указателей съездов на очередную "U.S. Forces Base", про вооруженных американских солдат во франкфуртском аэропорту (раз, два) я вообще молчу.

Да, но это присказка. Сказка в том, что речь дальше зашла про, по словам знакомого, главное развлечение немецких строителей, занятых земляными работами - "натовский кабель". По его словам, здоровые кабели спецсвязи весьма густо уложены по Германии, и их местоположение не нанесено ни на одну карту. "Мы пытались тут в порядке шутки выяснить у американцев, где они лежат, чтобы их не повредить, переписка продолжалась три месяца и мы дошли до высших чинов, но, конечно, нам никто ничего не ответил".

Так вот, несколько месяцев назад, по рассказам знакомого, его заместитель был на месте очередного строительства в поле под Мюнхеном. В ходе работ экскаватор оголил какой-то непромаркированный кабель. Работы, разумеется, приостановили, стали выяснять, что за фигня, не отмеченная на картах. Позвонили электрикам и газовикам, никто ничего не знал. "Оппа, похоже, мы нашли секретный натовский кабель", - решили мужики. Что делают дальше любопытные инженеры-строители? Правильно, хотят проверить, на самом ли это деле натовский кабель. Как это можно проверить? Перерубить его и посмотреть, что будет. "Ответственности все равно никакой, кабель не нанесен ни одну карту, следовательно - можно рубить", - пояснил знакомый. Сказано - сделано. К концу рабочего дня пятницы мужики с прибаутками долбанули по кабелю ковшом экскаватора, собрали вещи и уехали отдыхать.

"Когда приехали в понедельник - яма была закопана и закрыта свежим дерном, никаких следов земляных работ!" - восхищался мой знакомый. - "Вот ведь оперативно как реагируют! Ну и никаких проблем у нас не было, никто нам ни счета не выставил, ничего".

По-моему, это прекрасное доказательство того, что все мужики во всем мире одинаковые.

by Sumlenny
Прочитать целиком

О терминах - "психология" и "психика"

Не употребляйте выражения типа "психологическое состояние", "психологическое взросление" и тому подобные, ибо это - безграмотность.
Процессы у нас в головах - это психика. Науки об этих процессах - психология и психиатрия.
Взросление психики - это "психическое взросление", а не "психологическое".
Прочитать целиком

четверг, 18 декабря 2008 г.

Ехал тут по МКАДу

Ехал вчера примерно в 14 часов по МКАДу в районе Можайского шоссе, и вдруг сверху пролетел вертолет Ка-50, с полными пилонами всякой всячины.

К чему бы это, интересно?
Прочитать целиком

среда, 10 декабря 2008 г.

Михаил Елизаров

Несколько лет назад попалась в руки книжка "Ногти" Михаила Елизарова. После беглого пролистывания жанр был обозначен как "говнопроза"."Говно" - в смысле, с обилием всяких физиологических подробностей, уместных и не очень. Тогда был просто вал всякой "говнопрозы", во главе которой шёл, конечно, Сорокин, менее известные Пепперштейн и Ануфриев, и еще несколько имён.

Привлекательность этих книжек, по-моему, сродни популярности так называемых "shock site", по сути - паразитирование на особенности человека, которую Станислав Лем выразил фразой "мы в Галактике являем собой нечто вроде урода, у которого лицо, так сказать, приросло к седалищу, только в глобальном масштабе", а блаженный Августин - "Inter faeces et urimam nascimur". То есть - противоречии между физиологией и гигиеной, которые в итоге выразились в психике неразрывной связью между притягательным и отвратительным. Яркий пример тому - сыр горгонзола.

Естественно, внутренний образ авторов из всего этого складывался не самй привлекательный. А тут вот наткнулся на RUSSIA.RU на серию интервью с Елизаровым. Оказалось - вполне вменяемый тип.


Прочитать целиком

Жалко-с (у пчёлки)

Эх, пропустил интересное:

Хочу прорекламировать гостевые лекции Марка Харрисона (Университет Уорвика) и Пола Грегори (Техасский университет в Хьюстоне и Гуверовский институт) в рамках курса "Экономическая история России", который читает в РЭШ приглашенный профессор Андрей Маркевич. Оба лектора - ключевые фигуры в современной русской экономической истории. Во многом благодаря именно их усилиям русская экономическая история сформировалась в том, виде, в котором мы её сейчас знаем. (Я уже несколько раз писал про "чёрный рынок истории".)

Вот обзор экономических исследований по истории сталинизма (массив исторических трудов, наверное, необъятен - если кто знает хороший обзор, подскажите), написанный Грегори и Харрисоном для Journal of Economic Literature: "Allocation Under Dictatorship: Research in Stalin's Archives".

Расписание лекций

05.12.2008 пятница 11.15 - 12.45 Марк Харрисон "Военная экономика СССР"

08.12.2008 понедельник 11.15 - 12.45 Пол Грегори "Политическая экономия сталинизма".

Обе лекции пройдут в аудитории 521 в РЭШ, Нахимовский проспект, 47. Вход, понятно, свободный (как на всякое научное мероприятие), но надо иметь удостоверение личности.


Константин Сонин

Пола Грегори "Политическая экономика сталинизма" я читал, очень интересно. Хотелось бы задать автору пару вопросов :)
Прочитать целиком

Владислав Шурыгин vs Юлия Латынина



Очень интересно. И с точки зрения фактов, и с точки зрения раскрытия личностей.

Латыниной, кстати, вчера наши дорогие вашингтонские друзья вручали премию за "борьбу":



Вчера в рамках празднования 60-летия принятия международной декларации прав человека госсекретарь США Кондолиза Райс вручила премию госдепа «Защитник свободы» российской журналистке Юлии Латыниной. Премия «Защитник свободы» ежегодно присуждается иностранному журналисту или некоммерческой организации (НКО), которые проявили отвагу и стали лидерами в борьбе за права человека.


Эхо Москвы
Прочитать целиком

суббота, 6 декабря 2008 г.

Родственное



© AP Photo/Kronenberg Foundation

Наконец-то ученые получили достоверные сведения о том, что найденный во время раскопок в 2005 г. в польском городе Фромборк череп принадлежит знаменитому астроному Николаю Копернику. Двести лет местонахождение могилы польского ученого, который умер во Фромборке в возрасте 70 лет, считалось неизвестным, а доказательств, что найденный в городском соборе череп принадлежит Копернику, не было. Ученым помог фантастический случай — в книге Иоганна Штеффлера «Calendarium Romanum Magnum» (1518 г) были найдены два волоса. Известно, что Коперник часто пользовался этим изданием. В XVII веке во время польско-шведских войн книга была увезена в Швецию. Благодаря этой находке польские и шведские ученые смогли провести сравнительный ДНК-анализ волос, найденных во Франции и зуба из черепа, найденного в польском Фромброке. Анализ показал полную идентичность генома объектов исследования, заявили сегодня участники научных изысканий.

На этих снимках вы видите компьютерную реконструкцию внешнего вида Николая Коперника, которую выполнили медики полицейской лаборатории в Варшаве. В свое время результаты их работы сравнивали с дошедшими до нас изображениями польского астронома и, как оказалось, они имеют много общих черт. Именно так Николай Коперник мог выглядеть в последние годы своей жизни, когда он работал каноником в соборе и заканчивал свою книгу с описанием новой модели мира.

Спасибо Другому.
Прочитать целиком

вторник, 2 декабря 2008 г.

Про отсутствие цензуры и западную свободу слова

from Прогулки по воде
Далее - всё цитата:


Точнее, не только слова, а даже и жеста.

Из Википедии, однако настоятельно рекомендуется к прочтению:


***



Во время Первой мировой войны Чаплин по просьбе правительства США участвовал в распространении правительственных облигаций. Вместе с Мэри Пикфорд и Дугласом Фэрбенксом Чаплин выступал на специальных митингах. Во время Второй мировой войны «Комитет помощи России в войне» в Сан-Франциско пригласил Чаплина выступить на митинге вместо заболевшего Джозефа Е. Дэвиса, бывшего американского посла в СССР. Свою речь Чаплин начал с обращения «Товарищи!» и призвал как можно скорее открыть второй фронт. После этого выступления (из-за произнесённого слова «Товарищи») Чаплина стали считать коммунистом.

Федеральное бюро расследований завело дело на Чаплина ещё в 30-х годах — после фильма «Новые времена». Дело состояло из 1900 листов.

Во время съёмок фильма «Великий диктатор» Чаплина предупреждали, что у фильма будут неприятности с цензурой. Чаплина просили отказаться от производства фильма, уверяя, что он никогда не будет показан ни в Англии, ни в США. После нападения Германии на СССР давление «сверху» прекратилось, но стали поступать письма от зрителей с угрозами. В некоторых из них угрожали, что в кинотеатры, в которых начнут показывать «Диктатора», будут кидать бомбы с удушливым газом и стрелять в экран. Чаплин пытался договориться с лидером профсоюзов портовых грузчиков об охране кинотеатров.

После выхода «Диктатора» на экраны нью-йоркская газета «Дейли ньюс» писала, что "Чаплин тыкал в зрителей «коммунистическим пальцем»". Нацистская пропаганда начала называть Чаплина евреем. Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности начала расследование деятельности Чаплина, одним из пунктов расследования была его национальная принадлежность.

Во время монтажа фильма «Месье Верду» Чаплина вызывали в Вашингтон на слушания Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности, но позднее вызов отменили. Из Голливуда вызывали 19 человек. Те из них, кто настаивал на своих гражданских правах, сели на год в тюрьму за неуважение к комиссии.

По одной версии, Чаплин, чтобы высмеять Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности, намеревался явиться на слушания в своём костюме Бродяги. Поэтому Комиссия отменила свой вызов. Но в автобиографии Чаплин об этом ничего не сообщает.

Чаплин никогда не был гражданином США. Выпуск фильма «Месье Верду» был запрещён цензурой. [2] После дополнительного монтажа цензоры всё же разрешили фильм к прокату. Демонстрация «Месье Верду» сопровождалась в Соединённых Штатах протестами. В газетах началась травля Чаплина. Кроме обвинений в принадлежности к коммунистам добавились обвинения в том, что он не получил гражданства США. «Католический легион» объявил бойкот фильму, кинотеатры стали отказываться от проката «Месье Верду». В газетах печатались фотографии пикетов «Католического легиона» с плакатами «Чаплин — попутчик красных!», «Вон из нашей страны чужака!», «Чаплин слишком долго загостился у нас!», «Чаплин — неблагодарный! Он прихвостень коммунистов!», «Выслать Чаплина в Россию!». Тем не менее, фильм был номинирован на получение премии Оскар в категории «Лучший сценарий».

В 1952 году Чаплин захотел ненадолго выехать в Англию и начал просить у иммиграционных служб США обратную визу. Иммиграционные службы США начали проводить собственное расследование, которое продолжалось несколько месяцев, и выдали Чаплину въездную визу. Уже на пути в Европу Чаплину сообщили, что въезд в США ему закрыт, а для получения визы ему предстоит ответить комиссии департамента иммиграции на ряд обвинений политического порядка, а также на обвинение в моральной распущенности.

Через три года после выезда Чаплина из США Налоговый департамент США обложил налогом доходы, полученные Чаплином в Европе от проката фильма «Огни рампы» по 1955 год. Налоговый департамент США считал его постоянным жителем США. Чаплин не смог обратиться к защите американского суда, чтобы защитить свои интересы.



***



От себя добавлю:



Сограждане в курсе, что цензура была только в тоталитарном СССР, а в США на протяжении всей истории разрешалось говорить что угодно и ничего тебе за это не будет. Там, – как граждане знают, – и коммунистов печатали по первому же их желанию и творцы творили как хотели, а если вдруг кому-то ставили препоны (как, например, Стейнбеку), то это, конечно же, была частная инициатива частных библиотек. Система же была ни при чём.

Однако у товарища Чаплина вон оно как сложилось. Хоть и снимал преимущественно немое кино, однако и тут его взяли на заметку. Частные лица, само собой, это просто совпадение, что они все работали в ФБР.

Дальше больше – фильм «Месье Верду» был запрещён цензурой. Той самой, которой в США нет и не было. Затем из фильма что-то вырезали (наверно специально засланные советские цензоры – в США ведь ничего никогда не вырезали), но даже после этого в Свободных Независимых Газетах как по команде началась травля. К счастью, прозорливым согражданам понятно – это тоже была частная инициатива.

Фильм, для справки, 1947-го года выпуска. То есть, в тоталитарном СССР напропалую травят деятелей культуры, а в Соединённых Свободных Штатах Свободной Америки свободно творит свободный художник Чарли Чаплин. Потому что там Свобода.

Наконец, незадолго до беспрецедентного затравливания Пастернака тоталитарной советской властью, Свободному Художнику Чаплину директор ФБР Империи Добра Гувер неожиданно отказывает в возвращении в Штаты. Надо полагать, в плане превентивной мести за Пастернака. И только поэтому.

Ну и, понятное дело, Гувер – частное лицо. Иммиграционные власти – аналогично сплошь частные лица. Просто одно частное лицо договорилось с другими частными лицами и Чаплину запретили въезд. Нет, так случилось не из-за системы. Это ж не социализм – тут за слово «товарищ» во враги народа не запишут.
Прочитать целиком

Айн Рэнд - Майк Уоллес - часть 2



М.У. Давайте двигаться дальше.

Как ваша философия переносит себя в мир политики?

Один из принципиальных достижений нашей страны, в особенности в последние десятилетия, я думаю, большинство согласится, это постоянный рост охранительного социального законодательства, основывающийся на принципе, что мы все – хранители наших ближних. Как вы относитесь к политическим тенденциям США, западного мира.

А.Р. Также, как и все …. Я думаю, это ужасно, мы видим разрушения вокруг вас. И мы двигаемся к бедствиям, пока эти концепции "государства благосостояния" не будут отвергнуты и обращены вспять. Именно эти тенденции толкают мир к катастрофе. Потому что теперь мы движемся к полному коллективизму, или социализму. Системе, в которой каждый порабощен каждым. И мы двигаемся в этом направлении только из-за нашей альтруистской морали.

М.У. Да. Вы говорите, все порабощены всеми. Но так получается демократически. Свободные люди в свободной стране, голосовали за это законодательство, за это правительство. Вы против демократического процесса?

А.Р. Я отвергаю идею, что люди имеют право голосовать за что угодно.
Традиционная американская система – система, основанная на идее, что большинством решаются только в публичных и политические вопросы. И она была ограничена неотъемлемыми правами индивида. Поэтому я не считаю, что большинство может голосовать по поводу жизни человека, или собственности, или свободы, помимо его.
Я не считаю, что если большинство голосует за что-либо, это делает это что-то правильным.

М.У. Как же нам переходить к действию? Как нам следует переходить к действию?

А.Р. Добровольным соглашением, добровольным взаимодействием свободных людей. Добровольным.

М.У. Как же нам назначать руководство?
Кто выбирает, кто назначает?

А.Р. Все люди. Нет ничего плохого в демократическом процессе в политике. Мы пришли к этому, как пришли в американской конституции в первозданном виде.
конституционный процесс, люди выбирают официальных лиц. Но! Власть этих официальных лиц, сила государства строго ограничены. У них не будет прав применять силу или принуждение против любого гражданина, кроме преступников. Те, кто применяет силу, наказываются, с помощью силы. И это единственное правильная роль государства. Мы не позволим государству применять силу против кого угодно, кто никому не нанес вреда, кто никого не принуждал, мы не должны давать государству, или большинству, или меньшинству право забирать жизнь или собственность других, и это изначальная американская система.

М.У. Как я понимаю, под "забирать собственность других" вы подразумеваете налоги, вероятно.

А.Р. Да, именно.

М.У. Вы считаете, что у правительства не должно быть права взимать налоги. Вы считаете, что не должно быть таких вещей, как социальная защита, пособия по безработице, регуляции во время кризиса, некоторые виды контроля ренты, и прочее.

А.Р. Именно так. Я отвергаю любые формы контроля. Я выступаю за абсолютно laisses faire, свободную, нерегулируемую экономику. Позвольте обрисовать вкратце. Я выступаю за разделение государства и экономики, как мы имеем разделение государства и церкви, которое привело к мирному сосуществованию разных религий, после периода религиозных войн. То же самое применимо к экономике. Если мы отделим государство от экономики, если не будем регулировать производство и торговлю, мы получим мирное сотрудничество, и гармонию, и справедливость среди людей.

М.У. Вы, конечно, достаточно хорошо знакомы с социальными науками, чтобы знать, что определенные движения возникают как ответ на другие общественные движения.
Рабочее движение, например, определенные законы о социальной защите. Они не просто родились в чьих-то головах, из вакуума, это была реакция на некоторые угрозы

А.Р. Они возникают из тех же источников, из которых возникают нарушения, если под нарушениями вы понимаете законодательство, которое изначально создавалось чтобы поддержать промышленников, что уже является нарушением свободного предпринимательства. Если в ответ рабочие лидеры кооперируются, чтобы принять законы, помогающие рабочим – это всего лишь действие по тому же принципу, именно – все стороны согласны, что для государства допустимо принимать законодательство в пользу тех или иных экономических групп. То, что я утверждаю - никто не должен иметь прав – ни наниматель, ни наёмный работник не должен иметь возможность использовать государственные принуждение и силу.

М.У. Когда вы защищаете полностью нерегулируемую экономическую жизнь, в которой каждый человек работает ради собственной выгоды, это значит, фактически – зазываете всех перейти к наиболее волчьему устройству общества, "человек человеку волк", а именно из этого выросла необходимость государственного контроля, побороть баронов-разбойников, побороть неограниченный капитализм, в котором именно те люди, которыми восхищаетесь, прожженные дельцы, успешные люди, извратили свою власть. Это так?

А.Р. Нет, не так. Эта страна была создана не баронами-разбойниками, но независимыми людьми, индустриалистами, обладавшими большими способностями. Под способностями я имею в виду, без политической силы, помощи или принуждения. В то же время были люди, индустриалисты, действительно использовавшие государственную силу, как клуб, против конкурентов. Они были изначальными коллективистами. Теперь либералы считают, что то же принуждение должно быть использовано против индустриалистов в пользу рабочих. Но базовый принцип в том что должно быть принуждение, а регуляции создают бандитских королей, создают капиталистов с помощью государства, что является худшим экономическим явлением.

М.У. Я думаю, вы согласитесь, что у вас нет достаточной доли уважения к обществу, в котором вы и я ныне существуем. Вы считаете, что мы катимся под гору достаточно быстро. Теперь хотелось бы, чтобы вы подумать над следующим вопросом. У вас будет минутный перерыв, чтобы подумать, а потом ответить.
Считаете ли вы, что нас ждет диктатура и экономические бедствия, если мы продолжим двигаться нынешним курсом. Считаете ли?
И мы получим ответ Айн Рэнд через минуту.

М.У. Итак, Что я хотел узнать.
Итак, Айн Рэнд, мы хотели бы знать следующее, в соответствии с тем, что вы написали в вашем романе "Атлант расправил плечи", действительно ли вы предрекаете, что нас ждет диктатура и экономические бедствия в США?

А.Р. Если современные коллективистские тенденции продолжатся, если современная анти-разумная философия продолжит существовать - да. Именно этим путем идет страна. Но я не верю в исторический м… детерминизм. И я не верю, что народу необходимо идти этим путем. У них есть свобода воли чтобы выбирать, и чтобы думать. Если они изменят своё мнение, мы не обязательно придем к диктатуре

М.У. Но как вы измените эти тенденции, если, как вы говорите, страна управляется волей большинства путем выбором, и это большинство судя по всему предпочитает голосовать за это управляемое государство благосостояния.

А.Р. О, я так не считаю. Вы, как и я знаем, что у большинства нет такого выбора.
Большинству никогда не предлагался выбор между контролем и свободой.

М.У. Как вы относитесь к факту, что почти подавляющее большинство людей, которых можно считать ведущими интеллектуалами и – ведущими индустриалистами, людей, которыми вы больше всего восхищаетесь, люди с мускулами и деньгами, предпочитают управляемый капитализм, который мы имеем сегодня.

А.Р. Это интеллектуальный вопрос. Поскольку они все верят в коллективизм, они его поддерживают. Но большинству людей не предоставлялся выбор. Обе партии в настоящее время про-социалистские. За контроль. И нет партии, некому предложить голоса за настоящий неограниченный капитализм, экономическую свободу и индивидуализм. Это то, что нужно сегодня этой стране.

М.У. Может ли быть так, что мы верим в это потому что в основе своей мы понимаем, что мы одинокие люди, и мы все в основе хранители своих ближних.

А.Р. Вы не видите, что вы не понимаете, никто никогда не привел причин, почему человеку нужно быть хранителем своих ближних. Но вы видите сколько угодно примеров, примеры эти кругом вас, как люди гибнут, пытаясь быть хранителями своих ближних.

А.Р. Вы не верите ни во что?

А.Р. Вера. Нет.

М.У. Только в ваш разум?

А.Р. Это не вера, это уверенность. У меня нет веры ни во что. У меня есть только убеждения.
Прочитать целиком

понедельник, 1 декабря 2008 г.

Сходил на Non-Fiction

Сходил на мега-выставку Non-Fiction. Среди попавшихся на глаза людей обратили на себя внимание Шендерович - оказалось, что он 150 см. ростом. Будущее - за маленькими людьми. Старый знакомый Купцов - на месте. С последней встречи, видимо, не переодевался. Жжот всё с той же интенсивностью.
Рядом с товарищем Купцовым находился стенд какого-то издательства еврейской литературы. В четверг они были там - с бородами, пейсами, кипами и прочими причиндалами, чем немало веселили и радовали взор. В субботу вместо них на стенде красовалась табличка, а по проходу непрерывно ходили молодые люди в одежде "тамплиеров":


Кстати, концентрация бородатых людей на выставке была значительно выше среднего, что заметно невооруженным взглядом. В связи с таким интеллектуальным трендом немедленно вспомнилась картинка Бидструпа:


Закуплены книжки:

Секция "История"
Светозар Чернов "Бейкер-стрит и окрестности"
И.М. Кулишер "История русской торговли и промышленности"
Владимир Зюсс "Чему и как учили в немецких школах в России"
Владимир Лапин "Армия России в Кавказской войне" XVIII-XIX вв.
Ричард Олдингтон "Смерть Героя".


Секция "Философия"
Юрген Хабермас "Расколотый запад" и "Философский дискурс в модерне".

Секция "Наука"
Морис Клайн "Математика. поиск истины"
Герберт Уэллс "Краткая история мира"
Конрад Лоренц "Так называемое зло"
Ревенков А.В. Резчикова Е.В. "ТРИЗ".

Секция "Экономика"
Пол Кругман "Великая ложь"
Амартия Сен "Развитие как свобода"
Евгений Ясин - Новая эпоха-старые тревоги: политическая экономия
Евгений Ясин - Новая эпоха -старые тревоги: экономическая политика
Фредерик Бастиа "Экономические софизмы"

Секция "Графика"
Кукрыниксы, Графика 1941-1945
Сборник работ Гигера
Прочитать целиком

среда, 26 ноября 2008 г.

Политологическое

Обама:
Ты слышал, меня президентом избрали!
Секретарь:
Слышал. Поздравляю, господин президент!
Обама:
Столько работы впереди+ Ну ничего, в субботу отдохну+
Секретарь:
Суббота у вас рабочий день.
Обама:
Хмм... А воскресенье?
Секретарь:
Тоже рабочий.
Обама:
Так это что выходит на праздниках отдохну?
Секретарь:
На праздниках вы тоже будете работать.
Обама:
Почему?
Секретарь:
Потому что вы негр, господин президент.
Прочитать целиком

Афоризм

"Когда предлагается выбрать между "2x2=4" и "2x2=7" только дурак может сказать, что истина где-то посередине, должно быть равновесие, компромисс и т.д."
Прочитать целиком

Интервью Айн Рэнд (часть 1) - Расшифровка и перевод

Майк Уоллес: С вами Майк Уоллес и еще один телепортрет в нашей галерее примечательных людей.

М.У. По всем Соединенным Штатам маленькие группы интеллектуалов втягиваются в новую и необычную философию, которая по видимому бьет по самым корням нашего общества.
Первоисточник этой философии – писательница Айн Рэнд, чьи главные романы "Источник" и "Атлас расправил плечи" стали бестселлерами. Мы попытаемся узнать о ее революционном мнении и о мисс Рэнд самой.

М.У.: Вернемся к нашей истории.
В течение всей истории человечества возникали разные политические и философские движения, и в основном, погибали. Некоторые, однако, такие как демократия или коммунизм остаются, и влияют на весь мир.
Здесь, в соединенных штатах, вероятно, самая амбициозная и необычная новая философия создана писателем, Айн Рэнд.Точка зрения мисс Рэнд пока сравнительно мало известна в США Но если она распространится, она сможет революционно изменить нашу жизнь.
Итак, начнем.
Не уверен, могу ли я попросить вас вкратце описать вашу философию.
Знаю, что это сложно.
Не могли бы вы кратко описать вашу философию.
Что такое Рэнд-изм?

Айн Рэнд: Во-первых, я не называю её "рэндизм", мне не нравится этот термин. Я называют ее объективизм. Философия, основанная на объективной реальности. Дайте, я объясню насколько возможно кратко. Первое, моя философия основана на том утверждении, что реальность существует как объективный абсолют. Что человеческий разум, сознание – это способы восприятия этой реальности. Человеку требуется мораль, основанная на разуме.
Я создатель нового морального кодекса, который еще недавно казался невозможным, а именно – мораль, не основанная на вере. На вере. На вере, не на произвольных воле, не на эмоциях, не на произвольных указаниях, – мистическом или социальных, но на разуме, мораль, которая может быть обоснована с помощью логики, мораль, чья истинность и необходимость может быть доказана.

М.У. Ясно.Ясно.

А.Р. Теперь могу я показать, в чем состоит моя мораль, потому что пока это было лишь введение.
Моя мораль строится на человеческой жизни как стандарте ценности. И поскольку разум – основной критерий выживания человека. Я утверждаю, что если человек хочет жить на земле, и жить как разумное существо, человек должен принимать разум как абсолют, что я понимаю как, он должен воспринимать разум как единственное руководство к действию. И он должен жить по независимым суждениям его личного ума.
Что его высшая моральная ценность – достижение его собственного счастья.
И он не должен ни заставлять других, ни принимать их право заставлять себя. Каждый должен жить сам по себе и следовать собственным рациональным интересам.
И человек не должен ни призывать других приносить себя в жертву, ни быть призываем к этому другими.

М.У. Можно теперь вас прервать.

А.Р. Можно.

М.У. Вы реализуете эту философию в вашем романе "Атлас расправил плечи".
А.Р. Верно.
М.У. Вы показываете. В бытовых ситуациях в вашем романе "Атлас раправил плечи".
Вы позволите мне начать с цитаты из ревью на ваш романа из журнала Ньюсвик.
Мы собираетесь разрушить все основы современной американской жизни - иудео-христианскую религию. Управляемый государством капитализм, верховенство воли большинства. Другие утверждают, что вы презираете церкви и саму концепцию бога.
Вы согласны с этой критикой?

А.Р. Да. Я согласна с сутью, но не с оценкой этой критики.
Именно - я подвергаю сомнению ценности в основе этих институтов. Я критикую моральный кодекс альтруизма. Установку, что моральный долг человека – служить другим, что человек должен жертвовать собой для других, что есть современная мораль.

М.У. Что вы подразумеваете под "жертвовать собой для других"?

А.Р. Минуточку. Поскольку я отвергаю ценности, я также неизбежно отвергаю и институты, построенные на этих ценностях.
И что такое самопожертвование?

М.У. Да, что такое жертвование?
Вы говорите, вам не нравится альтруизм, которым мы все живем.
Вам нравится какое-то Айн Рэндское себялюбие?

А.Р. Я говорю, я вижу в этом зло.
Самопожертвование – это наставление, что человек должен служить другим, чтобы оправдать своё существование. Что его моральное предназначение служить другим.
В это верит большинство.

М.У. Да, нам говорят заботиться друг о друге, чувствовать ответственность, заботиться о благополучии друг друга. Как религиозные люди, с вашего позволения, мы дети божьи, и ответственны друг за друга, почему вы протестуете, что не так с этой философией?

А.Р. В действительности всё это делает человека жертвенным животным. То что человек должен работать для других, заботиться о других и быть ответственным за них.
Это делает человека объектом жертвоприношения. Я утверждаю, что человек предназначен достигать своего личного счастья. И он должен достигать его сам. Но он не может требовать от других отдать их жизни, чтобы сделать его счастливим, также и не должен желать принести себя в жертву ради счастья другого человека. Я утверждаю, что человек должен иметь чувство собственного достоинства.

М.У. А не может ли человек иметь чувство собственного достоинства, и при этом любить ближнего? Что плохого в любви к ближнему? Христос – самый важный моральный лидер в истории человечества, учил нас, что мы должны любить друг друга. Почему же такая любовь по вашему аморальна?

А.Р. Аморально ставить любовь превыше кого-либо. Это не просто аморально, это невозможно. Если вы требуете любить всех без разбора, это значит любить людей безо всяких ограничений. Безразлично, имеет ли человек стоит ли человек чего-то и есть ли у него добродетели. Вы просите любить никого.

М.У. Но в вашей книге вы говорите о любви как о какой-то торговой сделке.
Не является ли суть любви, что она находится превыше собственного интереса.

А.Р. Давайте я для вас конкретизирую. Что это значит – любить превыше собственного интереса. Это значит, например, что муж говорит своей жене, если он действует добродетельно в соответствии с обычной моралью: я встречаюсь с тобой только для твоего блага, у меня нет в этом никакого личного интереса. Но я столь самоотвержен, что я встречаюсь с кем-то только ради своего собственного блага. Понравится ли это какой-нибудь женщине?

М.У. Следует ли мужу и жене подсчитывать каждый вечер, и говорить: минуточку, я люблю ее если она сделала для меня достаточно сегодня, а она любит меня если я как следует выполнил свои функции.

А.Р. Нет, вы меня неправильно поняли. Любовь не следует рассматривать так.
Я согласна, что ее следует рассматривать как бизнес. Но каждый бизнес должен иметь свои сроки и свои ценности. В любви ценностью являются добродетели.
Вы любите людей не за то, что вы делаете для них, а за то, что они делают для вас.
Вы любите их за ценности и добродетели, которые они содержат в совей личности.
Вы не любите людей беспричинно. Вы не любите всех без разбору. Вы любите только тех, кто этого заслуживает.

М.У. Значит, если мужчина слаб, или женщина слаба, они не заслуживают любви?

А.Р. Он, конечно, не стоит этого. Он всегда может это исправить.
Человек имеет свободную волю. Если человек хочет любви, он должен исправить
Но он не должен ожидать непогрешимости. Ни в деньгах, ни в любви. Ни в материи, ни в духе.

М.У.Вы живете в нашем мире, и представляете себе нестойкость человеческих существ, как мало таких найдется во всем мире, кто по вашим стандартам достоин любви.

А.Р. К сожалению, да. Очень мало. Но, путь открыт каждому, сделать себя стоящим чего-то, и это всё что моя мораль может предложить им. Путь сделать себя достойным любви, хотя это и не главный мотив.
Прочитать целиком

понедельник, 24 ноября 2008 г.

суббота, 22 ноября 2008 г.

Мистика Третьего Рейха

Я довольно часто спорю с разными профанами (и профанками, которых, несомненно больше) по поводу Третьего Рейха. Начитавшиеся "жёлтой" прессы и накушавшиеся в детстве Штирлица и Генриха Шварцкопфа (на десерт), мои маленькие любители Totenkopf-а пытаются мне доказать, что нацистское государство было мистико-языческим и, прямо скажем, волшебным, аки Гарри Поттер. Я же утверждаю, что формула немецкого нацизма предельно проста.

Третий Рейх = ("совок" · пруссачество)2.

Всё просто - в самом названии "национал-социализм" кроется эта формула. Во-первых, "национал", так сказать, местные традиции. Взяв в руки старый добрый политологический словарь 1984 года издания читаем, что "...чертами пруссачества являлись шовинизм, ненависть к др. народам, агрессивные устремления, культ грубой силы, верноподданничество, палочная дисциплина". То же самое всегда считалось признаками гитлеризма. А если учитывать тоску нацистов по Фридриху Великому (а не по мистичному Людвигу Баварскому), то выводы напрашиваются сами собой.

Во-вторых,"социализм" (он же - грубо говоря, "совок"), который понятен любому жителю России в силу исторически сложившихся обстоятельств.
Почему всё это в квадрате, то бишь во второй степени? Потому что идеологии тоталитарных режимов - это идеи, доведённые до абсурда. Социализм, просто скрещенный с пруссачеством дал бы нечто карикатурное, типа режима Фридриха-Вильгельма I (отца Ф.Великого) - кстати года до 1938-го вся Европа примерно так и воспринимала Третий Рейх.
Банальное лицо национал-социализма
Прочитать целиком

пятница, 21 ноября 2008 г.

Еще немного из FVL

Вопрос: Может просто мне не везло, но я ни разу не видел чтобы камрад ФВЛ высказывал свое мнение относительно Путина... :(


Ответ:Ща выскажу - историки вообще не любят высказываться о ЖИВЫХ персонажах - всегда есть риск что "леопард поменяет свои пятна" :-) Генерал Петен в 1916 и генерал Петен в 1940 :-)

Что касаемо мнения ФВЛ о ВВП.
Господа. Россия - это корабль. Корабль сейчас медленно тонет - процесс ПОЧТИ необратимый. Гигантская заслуга правительства и ВВП лично - оно прикладывает все усилия что бы пароход тонул на ровном киле, не опрокидывался. Для этого используются как законные так и незаконные методы, как моральные так и аморальные. Усилия для исправления ситуации - не тонуть - пока не прикладываются. Ибо пока все силы тратятся на предотвращение столкновения с другими мирно или не очень погружающимися кораблями и на то что бы тонут не опрокинувшись. Это я повторяюсь, но оценка не изменилась. Путин и правда принял много полезных стратегически важных решений, при этом он и не принял то же много чего полезного, и не проявил своей ВЛАСТИ как президент заметим ни разу за 8 лет :-) (он делал сложные комбинации , принимал законы, под него создавали ЕДРо, но ни РАЗУ ни по одному КРУПНОМУ делу Президент не применил свой власти единолично решающего и единолично отвечающего :-) Интересный штрих. Многозначительный. Ельцин мог сказать "Я", часто не по делу. Путин редко говорит даже "МЫ", даже по делу. Хорошо сие или плохо судить не буду. В отношении скажем трагикомедии судопроизводства над его подчиненными в Чечне - однозначно плохо, в отношении международной политики - однозначно хорошо...

Фактически есть одна надежда (без дураков, ненулевая) - уровень мирового океана будет опускаться быстрее чем мы тонем (вторая поправка Гумилева - государство может усилиться либо мобилизовав внутренние резервы либо (вторая поправка) - просто разваливаясь МЕДЛЕННЕЕ соседей :-) Дальнейшие события покажут - был ли ВВП капитаном "Титаника" (утонул вместе с кораблем) или капитаном "Лаконии" (сбежал с гибнущего судна на вертолете, типа что бы эффективно руководить спасением пассажиров :-). Пока же сверхзадача - тонуть не опрокидываясь и как можно медленнее. Пипл ворчит, но в массе доволен положением дел. (а что тонем все - друг вернулся с демографического конгресса в Осло - господа, хватит иллюзий - европе ПИНДЕЦ ПОЛНЫЙ - даже с учетом рождаемости эмигрантов - все европейские страны перешли точку невозврата по депопуляции, кроме Исландии и Албании :-) Теперь с учетом успехов медицины по продлению продолжительности жизни скоро один работающий будет кормить и ухаживать за 2-4 стариками :-) (повторяю это с УЧЕТОМ рождаемости у мигрантов, без них совсем труба). Так что Россия с ее средним возрастом у мужчин (58-59) НИЖЕ границы трудоспособности (65) даже тут увы в мрачном плюсе. А то скоро в Европе придется вводить эвтаназию нетрудоспособных именно из гуманных и социальных соображений. А процент детей с генетическими отклонениями (дауны, другие хитрые синдромы и пр.) - уже около 4%. Все из за того что первого ребенка рожают теперь не в 21-23 а в 35-40 :-( Господа - это и есть пинцет. А не экологический кризис, мусульманский терроризм и прочие глобальные катастрофы. Мы тонем, господа. И сейчас уже ничего не зависит от того то во ГЛАВЕ России (тут только разница тонуть быстрее или медленнее). Вся разруха исключительно в головах МИЛЛИОНОВ. Тут что Путин, что Распутин - все едино. Даже Берия не поможет - без "аппарата насилия" он бессилен. Социальная структура России сейчас такова - человек-семья (и то, семьи всё меньше и меньше, а скоро совсем не будет)- и сразу государство. Почти без каких либо промежуточных формаций. Это, господа, называется "атомизация общества" и это не ЛЕЧИТСЯ СВЕРХУ. Никак. Должны наступить "бедствия" , чтобы люди самоорганизовались СНИЗУ. А пока бедствия по большому счету НЕТУ - то и "аппарата" не будет, хоть десять Путиных будут управлять, хоть двадцать Сталиных :-(

Отсутствие четкой геополитической цели, соответственно идеалогии и мотивации ее достигать - как Ленин был прав: "идея овладевшая умами масс становиться реальной силой". Вот такой идеи и цели Путин не предложил хотя попытки были


Попытки были и у Ельцына - "Идея, идея, иде я нахожусь" (с) История ставит балл не за попытку - а за РЕШЕНИЕ вопроса :-) Хотя сейчас с подачи Грефа тянут одну УМНУЮ без дураков дуру - Россия как транспортный транзит для глобальной экономики. Другое дело что один раз такая идея проприхиваяемая тогда через Витте уже привела к Русско-Японской войне и дальшейшему краху самодержавия. Так что как бы получил бы Греф титут Граф Греф Полусахалин-2 :-) А идея таки перспективная - суда по всему ее преемнику дадут прозвучить :-) Хотя возомжно и тут только попытка :-)


камрад, можешь просветишь, в одном вопросе? Я серьезно не понимаю, чем грозит государству закон, что налоги платить по месту производства, а не по месту регистрации?
Введи Путин такой закон и все регионы за него горой бы встали, но ведь нет...


Он угрожает существованию Москорепы, самого дорогого и богатого государства Европы (читайте Войновича, не похабщину Чонкина а пророческий Москва 2042 - что такое Москорепа там описано). Потому и нет.

один ГЛАВНЫЙ минус - этот товарищ за 8 лет на престоле на 100% про.бал важнейший ресурс - доверие народа.


Да нет - он его РАЗМЕНЯЛ на административную реформу. Ибо "демократия это не когда делаешь то что нарвится народу, демократия это когда делаешь то что нужно для народа" (с) Падме Амидала , Звездные войны. Именно после этого возникла ИМПЕРИЯ :-) (насвистывая имперский марш идет пить чай). Грубо говоря вместо демократически управляемого народом правительства Путин теперь имеет управляемую демократию. Пустячок, а полезно.


Повторюсь - те проценты поддержки, что есть сейчас - это строго результат зомбоящика - убери его - процент рухнет так, что мало не покажется...


Убери зомобящик СЕЙЧАС - Россия рухнет. Ибо люди вместо того что бы дома сидеть на улицы выйдут - для начала просто гулять, а потом - Пугачевшина пикником покажется :-) Зомбоящик - такой же наркотик как водка "монополька" в 19м веке - ее сдуру убрали в 1914м и в 1917м все и полыхнуло... Оно надо? Тоньше надо, тоньше...
Прочитать целиком

четверг, 20 ноября 2008 г.

Проблема оттока капитала 18-го века

Фернан Бродель в разделе, описывающем международные торговые сети периода XV-XVIII веков из серии "Цивилизация и капитализм", описывает случай из жизни индийских купцов в Москве. В 1723 вдова умершего здесь купца написала прошение московским властям разрешить ей быть сожжённой заживо вместе с телом мужа. В разрешении было отказано. Это вызвало негодование всей индийской купеческой общины, и они пригрозили уехать из Москвы вместе со своими товарами и капиталами. Тогда московские власти разрешили сожжение. Подобный случай повторился в 1767 году. (с) from NezNotes
Прочитать целиком

понедельник, 17 ноября 2008 г.

12 жизненных принципов Фёдора Григорьевича Углова

Люби родину. И защищай её. Безродные долго не живут.
Люби работу. И физическую тоже.
Умей владеть собой. Не падай духом ни при каких обстоятельствах.
Никогда не пей и не кури, иначе бесполезны будут все остальные рекомендации.
Люби свою семью. Умей отвечать за неё.
Сохрани свой нормальный вес, чего бы тебе это ни стоило. Не переедай!
Будь осторожен на дороге. Сегодня это одно из самых опасных для жизни мест.
Не бойся вовремя пойти к врачу.
Избавь своих детей от разрушающей здоровье музыки.
Режим труда и отдыха заложен в самой основе работы своего тела. Люби своё тело, щади его.
Индивидуальное бессмертие недостижимо, но продолжительность твоей жизни во многом зависит от тебя самого.
Делай добро. Зло, к сожалению, само получится.

Федор Углов
Прочитать целиком

Дайджест FVL

В комментсах одного малоизвестного сайта обитает мега-камрад FVL, он же - Федор Викторович Лисицын, где неизменно несет вперед факел просвещения, разгоняя тьму невежества. Изречения мега-камрада FVL преданные слушатели тщательно собрали в одну кучу и подготовили для удобного чтения.
Рекомендую.

Линк

Кое что по верхам:

Про учебу:
>>> У нашего поколения (80-е) вообще квест какой-то: узнай историю родной страны, выцепи её у лживых преподавателей и завравшихся авторов.


А так и должно быть. Причем не только с нашей историей и нашим поколением. УЧАЩИЙСЯ знания должен ВЫГРЫЗАТЬ. Даже лучший преподаватель, вне зависимости от того преподает он мат. анализ или вязание крючком должен оставлять для ученика место для квеста. Хуже этого - гениальный учитель должен давать хорошему ученику ПОВОД побороться с учителем. Ибо при прямом преподавании, даже если ученик настроен идеально - он не может уяснить более 80% того что дает ему учитель, если сам не будет думать и анализировать. То есть ученик тогда при прямом преподавании без борьбы будет гарантированно знать меньше учителя - а сие регресс. Так что сейчас наоборот - благодаря собственномоскной борьбе с "лживыми преподавателями и зажравшимися авторами" - ДУМАЮЩИЙ человек может наконец то пойти дальше учителей, а не питаться выжимками их сока мозга, разжеваннными до него - всякими фольксхистори, типа того же Резуна, Фоменко али ЮрьяМухина - которые "сразу все поняли" и пытаются объяснить как все просто мол :-) Так что нынче у нас дарвиновская система образования (не только в истории = во всех предметах) - 99% человек получат разжеваную "лучшими" педагогами порцию знания и состоятся в жизни как консультанты в магазинах "Техносилос", 1% - "выгрызет" сам. И состоится в жизни ТЕМ кем захочет. Такие дела. В этом году было 15 лет как я преподаю и учу. Не стыдно мне по большому счету примерно за 15 человек за эти годы. Но не стыдно - по всем счетам. Более того - кое кто из них с моим взглядом на мир не согласен - но не согласен АРГУМЕНТИРОВАННО. За что не стыдно в еще большей степени. Такое вот КПД. Барахло идет в шлак, но куется клинок, однако. Так что отчасти "чем хуже - тем лучше" (с) святой Игнатий. Лойола который, конечно.

...Боюсь в следующем поколении ПРИДЕТСЯ вводить образование исключительно в интернатах в условиях информационного вакуума (без телевидения, "музыки и популярной культуры" и прочих масс-медиа) для получения элементарного образования. Иначе кажется никак. Слишком многое отвлекает современного ребенка от собственно процесса учебы (на родительских собраниях говорю родителям - купили дитю навороченный сотовый телефон - он автоматом в школе будет усваивать информации на 20% меньше, портативная игровая приставка - еще -20%, мп3 плеер - еще минус 10% - на учителей потом не жалуйтесь). Но боюсь против сего будет могучее лобби... Кстати об интернатах - недаром ЭЛИТА всех успешных стран воспитывалась исключительно в школах интернатного типа. Даже Пушкин в Лицее :-) Английские Итон и Хароу - выпускали иногда до 50% педерастов (что поделать - чисто мальчиковое обучение помноженное на "Фаггизм" принятый в таких школах за должное, "Фаг" сначала был не педик, а молодой школьник приставленный для науки к старшекласснику.


Про НЭП:

>>>Кстати в период НЭП, Советское руководство поднимало разрушенную экономику используя более менее либеральные экономические принципы.

Именно поэтому в 1920-1930е при НЭПе бурным цветом расцвели финансовые махинации, растраты государственных средств и всё такое прочее - с чем могут сравнится разве что 1990е в РФ :-)... Ильф и Петров рисовали Корейко в Золотом теленке практически с натуры, никто, скажем, "Геркулес" не воспринимал как пасквиль - всё сие было. Какие фруктумы попадались в эпоху НЭПа - Березовский с Мавроди в углу нервно курят. А после недолгой вспышки насыщения потребительского рынка товарами - уже в 1927-28м начался КРИЗИС. Банальный. Колхозы пришлось вводить не от хорошей жизни, и НЭП прикрывать. Село опять перестало получать товар и перестало продавать хлеб в город. Рынок не справился - а субсидировать сельское хозяйство как на Западе - ДЕНЕГ не было.


>>Камрад, а поподробнее где можно об этом почитать?


В пережеванном виде нигде. Ибо нет у нас еще одной экономической книжки про период НЭПа а если в куче публикаций и потом перерабатывать в голове, осмысливать - имхо надо начинать с А. Мелия - советское предвоенное мобилизационное планирование и потом идти по ссылкам на другие работы.

Вот например навскидку из взгялда со стороны : http://scepsis.ru/library/id_483.html
Кризис НЭПа - 1989, Махровый рыночник, американец - а все одно видит кризис, хотя типа "это не оправдывает Сталина" - увы у нас не присмастривались в угаре перестройки к таким работам. Так что не работало кое что... Плюс главная беда - в 1926м СССР уже не мог поддерживать ЗОЛОТОЙ курс червонца - в мире наступал кризис "золотого стандарта", безотносительно к Великой Депрессии - а падение цен на сельхозпродукцию (Канада, США и Аргентина успешно внедрив новые технологии завалили мир дешевым зерном и сельхозпродукцией, скоро даже наступит перепроизводство) - не давло СССР получать доход от экспорта которым можно было бы покрыть "товарный голод". Так что фактически, сложным путем но советских нэпманов и "трудолюбивых кулаков" убили американские фермеры - у них и климат лучше и урожаи выше.

Тяжелый был период. Пока НЭП были мелкие предприятия частного капитала - они и правда работали и работали хорошо - чиста рынок, проблемы начались когда они стали сливаться в крупные предприятия и тресты - тут уже вместо рынка стали применяться внерыночные формы экономического регулирования (вплоть до ложных доносов на конкурентов, разве что маски шоу не было - обыскивали тогда не прячась за масками) вот и "угорел" НЭП.

Еще могу художественную литературу посоветовать "Жизнь Бережкова". А.Бек вроде... Хотя сие и худлит, но здорово написано, а главное по рассказам реального человека (Бережков - конструктор моторов Микулин). Оченно специфическая была эпоха.


Про Петровские реформы:
>>>комплекс неполноценности с Петровских времен: сбрили бороды, сделали французский государственным языком, сделав пропасть между сословиями еще шире, и сказали что в Европе лучше. С тех пор все и смотрим в тарелку соседа

Просто альтернативой ТОГДА 'комплексу неполноценности' было бы положение КОЛОНИИ цивилизованного мира, но с сохранением национального колорита (Петр получил страну после религиозного раскола, с разрушенной экспериментами сестрицы Софьи экономикой и госаппаратом (она тоже была "западница", но не на голландский манер, как Петр, а на Польский (эти польские "вольности" привели за два поколения страну от великой державы к объекту 4-х разделов), то есть была бы в России Индия, но с благолепными бородами и местными махараджами, именуемыми boyar's. Посмотрите те кто думает что в России народу в 20 веке жилось плохо на Китай 19го века. Вот от судьбы ТОГО Китая ТОГДА Россию тогда спас Петр, пусть и ценой сбритых бород. А что Петра на 200 лет не хватило, так он не виноват - самим РАБОТАТЬ надо, а не списывать грехи на объективные факторы. А комплекс неполноценности есть у всех = с комплекса неполноценности французского Парламента (чисто СУДЕБНЫЙ орган) относительно английского Парламента (имеет право ПИЛИТЬ деньги) во Франции начался процесс уничтоживший около 4 миллионов населения из 25. До сих пор это их национальный праздник - день взятия королевского дурдома (из 7 заключенных освобожденных в Бастилии было 4 психа и 1 жулик подделывавший документы). А еще с комплекса неполноценности одного английского майора относительно быта французского колониста по сравнению с английским США на карте приключились, майор, потом полковник на баксе теперь красуется. А цена образования США один добавочный пенни на пачку чая. Так что не КОМПЛЕКСЕ дело а в их использовании людьми. В тарелку соседу смотреть ПОЛЕЗНО, но думания башкой этот процесс не отменяет.

Прочитать целиком

воскресенье, 16 ноября 2008 г.

понедельник, 10 ноября 2008 г.

Про интеллигенцию



Особенно хорошо раскрылся Матвей Ганапольский:

Латыши! Если мои соотечественники не знают латышского языка или не желают говорить на нем, оскорбляют вас, ругаются, нападают и требуют, чтобы вы не разговаривали на своем «собачьем языке», то это фашизм! Значит, берете табуретку, и табуреткой со всей силой этому козлу по башке, чтобы он не смел такие вещи говорить. Да, я призываю к нарушению закона, потому что, если живешь в стране, изволь помнить, что там есть (латышский) язык, на котором говорит большинство, меньшинство – это не имеет значения. Уважай правила!

Эхо Москвы

Прям хрестоматийный пример образа мысли некоторых граждан - "равенство - это неравенство в пользу кого надо".
Прочитать целиком

воскресенье, 9 ноября 2008 г.

Про деньги

Когда через миллионы лет на землю прилетит первый автоматический зонд с Проксимы Центавра, а еще через пару лет тамошние исследователи получат и проанализируют мегатонны всякой полезной информации, удивлению их не будет предела. Окажется, что едва начавшая свой путь развития земная цивилизация погибла. Но погибла не от недостатка ресурсов, истощения почв, падения гигантского метеорита или взрыва Солнца, а из-за отсутствия денег.
Из-за невозможности платить зарплаты и закупать сырьё производства сначала встали, а затем и тотально обанкротились. Вслед за этим из-за отсутствия покупателей вслед за промышленностью отправились розничные и оптовые торговцы потребительскими товарами и продовольствием. Производители продовольствия собирались продержаться подольше, но из-за отключенного за неуплату электричества и срыва поставок консервантов, топлива и инсектицидов урожаи остались неубранными, собранные зерновые затоварили неработающие элеваторы, а овощи, фрукты и мясо испортились в неработающих холодильниках. Лишь на фондовых биржах царило оживление - шла бойкая торговля оставшимся на складе в Бразилиа контейнером тушенки. Наконец, он был куплен анонимным трейдером из Японии.
Спустя месяц всё было кончено.
Прочитать целиком

суббота, 8 ноября 2008 г.

Про детали в творчестве и уважение к законам

Принц де Конти, одетый в бархатный багинет с восточным рисунком, вошёл к королю без стука.
-Я только что со станции Фонтенбло-Товарная…



Есть такая интересная тенденция у всяческих творцов - творя, игнорировать факты. Всяческая кино(говно-)фантастика - это ладно, о достоверности в прыжках между небоскребами и разбивании головами бетонных стен говорить не приходится. Но есть же и такие жанры, в которых достоверность - не просто приятное дополнение, но необходимость. Хочешь что-то сказать о реальных людях в реальных ситуациях - так будь добр, посмотри, какие они на самом деле.

Часто происходит так, что чем писатель или режиссер талантливее, тем меньше он склонен согласовывать свое "я так вижу" с реальностью. Некоторых классиков из-за этого невозможно воспринимать всерьез. Особенно выделяются некоторые нобелевские лауреаты. Последнее сильное впечатление было - Кутзее, "В ожидании варваров". Ясно, конечно, что автор намеренно опускает некоторые подробности, но иногда это "опускание" принимает совершенно фантасмагорические размеры.

Сбившись в кучу, мы пять часов укрываемся за грудой дров и за лошадьми, а ветер хлещет нас снегом, градом, дождем, песком, пылью. От холода ноют кости. С подветренной стороны на боках лошадей запеклась корка льда. Мы теснее жмемся друг к другу – люди и животные, все вместе, – делясь своим теплом и стараясь, продержаться.


Интересно, есть ли на Земле место с такой интересной погодой - чтобы ветер хлестал одновременно дождем, снегом, градом, песком и пылью? Остаётся добавить, что герои страдали одновременно от холода и нестерпимого зноя.
Да, Кутзее - писатель-гуманист, пишет о людях. Но это же не означает, что представления об этих людях обязательно должны быть на уровне Марии Антуанетты.

Метафора "Безликой империя" тоже не выдерживает никакой критики. Исторические империи носили вполне конкретные индивидуальные качества, и различий, как правило, больше, чем сходств. Отношение к пресловутым "варварам", то есть внешнему по отношению к империи миру, разительно отличалось, скажем, в Британской Империи и в империи Чингисхана. Кроме тех отличий, что в обществе, отличия, и не менее существенные - в головах.
Ну а главгерой Кутзее напомнил отличный рассказ Виктора Ардова:


Авторы-стилисты всех исторических лиц списывают с собственной прохладной персоны. Hапример:

...Встал рано: не спалось. Всю ночь в виске билась жилка. Губы шептали непонятное: «Стрижено - брито, стрижено - брито...»
Ходил по хоромам. У притолок низких забывал нагибаться. Шишку набил. Зван был лекарь-немец, клал примочку.
Рынды и стольники вскакивали при приближении царя. Забавляло это, но хотелось иного, терпкого.
Зашел в Грановитую палату. Посидел на троне. Примерился, как завтра будет принимать аглицкого посла. Улыбнулся - вспомнилось: бурчало в животе у кесарского легата на той неделе - во время представления же.
С трона слез. Вздохнул. Велел позвать сына - царевича Ивана.
Где-то за соборами - слышно было - заржала лошадь. Топали рынды, исполняя приказ, - вызывали царевича, гукали...
Выглянул в слюдяное оконце: перед дворцом дьяк, не торопясь, тыкал кулаком в рожу мужика. Примерил на киоте: удобно ли так бить, не лучше ли наотмашь?..
Сын вошел встревоженный, как всегда. Как у покойницы царицы - матери его - дергалось лицо - тик. А может, не тик, а - так. Со страху.
- Где пропадаешь?
Царевич махнул длинным рукавом:
- С татарином договор учиняли...
- С бритым?
- Он, батюшка, стриженый.
Улыбнулся сыновьей наивности:
- Бритый татарин...
- Стриженый.
Отвернулся от скуки.
- Брито.
- Стрижено.
- Брито...
Вяло кинул жезл. Оглянулся нехотя: царевич на полу. Алое пятно. Почему? Пятно растет...
- Вот она - та ночная жилка: «Стрижено - брито»...
Челядь прибывала. Зевнул. Ушел в терем к царице - к шестой жене...


Совершенно гениальным образом эта идея развита в историческом романе "Эх, прокачу!".

Наиболее дико дикие ляпы выглядят там, где подразумевается достаточно серьезная степень исторической достоверности - например, в исторических фильмах о недавнем прошлом. Примеры приводить, пожалуй, не стоит.

У американского кино при этом есть интересная особенность - голливудские киноделы, как правило, весьма трепетно относятся к своей административной и судебной системе, устройству полиции и т.п. Естественно, американских. Даже не быв никогда в США многие наизусть помнят, например, права, которые должен зачитать американский полицейский при задержании. А есть целый жанр - судебная драма, в котором вообще всё действие крутится в зале суда или около него, например, фильмы - "Ураган", "Адвокат Дьявола", "Время Убивать", "Презумпция Невиновности", "12 разгневанных мужчин". Фактически - это воспитание традиции уважения к закону через понимания устройства его работы. Кодексы читает мало кто, зато все смотрят кино.

Интересная штука получилась, когда "12 разгневанных мужчин" Михалков перетащил в наши реалии. Ясно, что замах был гораздо шире, чем просто описание судебного процесса (что, впрочем, есть и в перечисленных классических образцах жанра). Получается только, что, упуская детали, исчезает вообще весь предмет - те вопросы, которые ставит фильм, вообще в таком виде ни перед кем не стоят, а юридическая часть получается чистой воды вымыслом.

Описание юридических неточностей в фильме "12" Михалкова с точки зрения профессионального юриста подсмотрел у Влада Шурыгина:

Михалков взял западный закон, по которому присяжные работали в Америке в 1957 году (как известно, «12» Михалкова - ремейк американской ленты «12 разгневанных мужчин»), и эту процедуру переложил в судебную ситуацию в России. Поэтому фильм содержит множество процессуальных ошибок, - заявил прокурор. Вот какие ошибки он заметил:

1. Дело, которое разбирают в фильме, вообще не рассматривают наши суды присяжных. Это бытовое убийство, попадающее под подсудность районного суда. В компетенции института присяжных - убийства с особой жестокостью, сопряженные с насильственными действиями сексуального характера, и т. д.

2. Присяжных, заведя в кабинет, заперли снаружи, лишив возможности выйти. Но по закону, если вдруг присяжные не придут к согласию, каждый из них в любой момент имеет право покинуть зал. Коллегия будет распущена, совещание начнется снова. Это одна из конституционных гарантий независимости решения.

С другой стороны, пристав, находящийся снаружи, постоянно заходит к ним в комнату. Тем самым пристав - лицо, ПРИСТАВленное охранять тайну, сам ее нарушает.

3. Кто-то из присяжных упомянул, что подсудимый в зале суда сидел в наручниках, его трясло, он чувствовал себя неуютно.

Минуло уже десять лет с тех пор, как приняты соответствующие европейские конвенции, и Россия к ним присоединилась. Ни один подсудимый в зале суда не находится в наручниках. Они сковывают возможность его жестикуляции, то есть сковывают свободу давать показания так, как он может их давать.

4. Старшиной коллегии присяжных в фильме избрали героя Никиты Михалкова в совещательной комнате, когда уже закончилось судебное следствие. Этого не может быть. Старшину избирают в первый день формирования коллегии, еще до того как присяжным предъявят все доказательства по делу.

5. Зрителю навязывается мысль, что проголосовать все 12 присяжных должны единогласно, иначе вердикт не будет принят.

Это не так. Виновность или невиновность определяется простым большинством голосов.

6. В процессе обсуждения кто-то из присяжных говорит остальным: «Мне жалко его, ведь, если мы его осудим, его упрячут в тюрьму навсегда».

По закону присяжные не могут вторгаться в наказание, которое может быть назначено подсудимому. Задача присяжных - проголосовать за фактическую сторону дела: «Да, виновен». Или: «Нет, не виновен».

7. В совещательную комнату по требованию присяжных, когда у них возникает какой-то вопрос, пристав приносит вещественные доказательства, ранее осмотренные присяжными в суде. На самом деле никакой принос или унос вещдоков, схем или протоколов недопустим.

8. Один из присяжных допустил грубейшее нарушение закона, за которое безоговорочно надо распускать всю коллегию.

Он ездил на место происшествия, разговаривал с очевидцами, то есть фактически подменил собой следователя.

- Каждый из нас с вами, обычных людей, - потенциальный кандидат в присяжные заседатели, - считает Максим Игнатов. - Может быть, уже завтра кто-то из вас получит повестку в суд, где вам предложат разбирать в суде очередное уголовное дело. И будете очень удивлены, что не можете вести себя так, как показано в фильме «12»


Получается, американский кинематограф популяризует принципы работы американского правосудия, что, несомненно, служит делу воспитания уважения к закону в целом. К американскому закону, точнее. И к американскому правосудию.
У нас с этим явные проблемы - даже пытаясь подробно раскрыть тему, Михалков вместо анатомии русской Фемиды распространяет какие-то свои смутные представления о ней. Нехорошо.

А кстати, есть ли вообще у нас фильмы, в которых юридические аспекты нашего правосудия раскрыты достаточно подробно и достоверно?
Прочитать целиком

вторник, 4 ноября 2008 г.

Американская шутка про баланс современного банка:

There are two sides to a bank balance sheet: the left side and the right side.
There is nothing right on the left side and there's nothing left on the right side.

Если правильно помню, справа - пассивы, слева - активы.
Прочитать целиком

суббота, 1 ноября 2008 г.

Wanted: Педофилы

Екатеринбургский городской родительский комитет выступил с необычным заявлением. Руководство общественной организации выплатит 100 тыс. рублей каждому, кто передаст педофила в руки милиции, и 500 тыс. рублей – убившему педофила или нанесшему ему увечья.

Как заявил председатель Екатеринбургского городского родительского комитета Валерий Неталиев, общественная организация неоднократно обращалась со своими предложениями о борьбе с педофилией к официальным властям. Однако все предложения были отвергнуты.

«За подобное преступление в нашей стране дают меньший срок, чем за ограбление вино-водочного киоска. Поэтому мы решили действовать самостоятельно и учредили специальные премии. 100 тыс. рублей мы будем выплачивать всем оказавшим помощь в поимке педофилов. Неважно, кто это будет, — простой гражданин, который передал педофила в руки милиции, или следователь», — заявил Неталиев.

«500 тысяч рублей мы будем вручать людям, которые нанесут педофилу ранения или убьют его. Нас тоже не интересует, при каких обстоятельствах это будет сделано: на улице, защищая ребенка, при задержании или после, в тюремной камере. Эти деньги впоследствии могут быть направлены на помощь адвоката», — заявил Валерий Неталиев.

Премии будут формироваться из взносов членов родительского комитета.

«У нас в комитете состоят разные люди. В том числе депутаты и бизнесмены, поэтому средств должно хватит на выплату «премий» по всей России», — рассказал Валерий Неталиев.

Первую выплату получил в среду екатеринбургский студент Евгений Ивин, который лично задержал педофила и спас от изнасилования 9-летнюю девочку на станции Керамик. Кроме того, комитет готовится вручить свою премию человеку, оказавшему активную помощь в поимке преступника, убившего семилетнюю Кристину Мышкину в поселке Исток.


Агентство Национальных Новостей

Гражданское общество в действии. Следующая инициатива - премия за дачу взяток в конвертах со спорами сибирской язвы.
Прочитать целиком

четверг, 23 октября 2008 г.

Про рейтинги


Ехал тут в пепелаце и слушал радио. По радио рассказывали примерно следующее:

Американские законодатели винят руководство рейтинговых агентств - Moody's Corp, McGraw- Hill Cos Inc, Standard & Poor's, Fimalac SA и Fitch Ratings - за то, что они высоко оценивали деривативы, связанные с ипотечными кредитами. В результате эти бумаги радикально упали в цене, дестабилизировав мировую финансовую систему.

Паевой инвестиционный фонд Vanguard утверждает, что рейтинговые агентства позволили эмитентам долговых обязательств "скрыться с места преступления", судя по документам, обнародованным Комитетом по надзору и правительственным реформам Палаты представителей США.

Член палаты представителей, демократ Генри Вэксмен, возглавляющий указанный комитет, назвал историю рейтинговых агентств историей "великих неудач".

Глава Moody's еще в октябре 2007 года заявил остальным директорам, что агентство оказалось перед дилеммой - рисковать ли сокращением доли на рынке финансовых услуг или же постараться не жертвовать качеством оценок, за которые столь охотно платили эмитенты проблемных бумаг.

"Проблема в действительности состоит не в том, что рынок... не ценит качество даваемых рейтинговыми агентствами оценок, а скорее в том, что в некоторых секторах качество на самом деле наказуемо", - сказал своим коллегам Макдэниэл. - "Оказывается, что качественные оценки на удивление мало кому нужны: эмитенты жаждут высоких оценок, инвесторы не хотят их понижений, близорукие банковские работники близоруко пытаются сыграть на оценках рейтинговых агентств".

Макдэниэл признал, что банкиры, эмитенты и инвесторы оказывают постоянное давление на аналитиков и руководство рейтинговых агентств.

АФН

Поразительно, что рейтинги, чья аффилированность и вторичность по отношению к текущим событиям очевидна даже ребенку, играли до сих пор серьезную роль в мировой финансовой системе. Некий гражданин М.Милкен уже как-то раз крупно прокинул рейтинговую систему через известное место. Правда, заходил он несколько с другой стороны. Но то, что происходит сейчас - судя по всему, последний удар, который нынешие рейтинговые агенства не переживут. По крайней мере- в нынешнем виде.

Прошлогодняя заметка попала точно в цель. Вкратце, суть в том, что рекордные бонусы, которые вдруг получают манагеры в любой области бизнеса, позволяющей получать мега-прибыль сегодня в обмен на большую задницу завтра - сами по себе являются опасным сигналом, что мина уже заложена.

И вот, сегодня Мистер Очевидность навестил американский Конгресс. Действительно, кто бы мог подумать, что аналитики, чьи оценки напрямую влияют на рост объектов их исследований, а бонусы зависят от этого роста, будут почему-то занижать риски и завышать прогнозируемую прибыль? И вот - в планах теперь - капитально перестраивать мировую систему финансовых рейтингов.

Забавным образом эти события совпали с другим - международная организация "Репортеры без границ" опубликовали свой независимый "мировой рейтинг свободы слова". В рейтинге Россия занимает 143 место, на 77 пунктов отставая от Грузии, мировой цитадели Свободы, особенно Слова. В последнее время Грузия, конечно, особо отличилась честностью и беспристрастностью в освещении югоосетинского конфликта, в результате чего индекс несвободы снизился на 0,17 пункта, убедительно доказав верность тезиса отца-основателя Томаса Джефферсона о том, что дерево свободы постоянно нужно поливать кровью патриотов и тиранов. И правда: полили - подросло.

Интересно только одно - чисто по аналогии с Мудисами - не возникает ли ощущения, что и этот рейтинг, мягко говоря, необъективен. Срочно требуется комиссия Конгресса - не влияют ли на экспертов определенные заинтересованные участники рейтинга? Это-ж какой шок будет, если окажется, что влияют. А тут на очереди другой шок - а ну как окажется, что и другие независимые комиссии не совсем независимы? Нобелевский комитет, например. Особенно тот, что раздаёт премию Мира и премию по литературе.

Неудобно может получиться.
Прочитать целиком

вторник, 21 октября 2008 г.

Социальная реклама для водителей










Насчет ролика с падением из окна, несколько цифр. Рассчитать высоту падения H (в метрах), эквивалентную лобовому столкновению со скоростью V можно по простой формуле:

LaTeX-enabled image

Подставляем скорость в километрах в час, высоту получаем в метрах.
Так, например, столкновение на 60 км/ч эквивалентно падению с 14 метров, на 80 км/ч - с 25 метров, на 120 - с 60 метров.
Прочитать целиком

Не сдаваться: Специальная тренировка

Специальная тренировка

Я родился в 1922 году в короде Кайнан, префектура Вакаяма. Когда я учился в Кайнанской средней школе, я был без ума от японского фехтования кендо. Хотя я и не показывал выдающихся результатов на моих занятиях, мне нравилось ходить в школу, потому что, когда уроки заканчивались, я мог пойти в зал для занятий кендо и упражняться со своим бамбуковым мечем до изнеможения.
Моим фирменным приемом была атака корпуса в прыжке и атака корпуса сбоку.

Мой учитель, Эйзабуро Сасаки, был шестым в рейтинге мастеров кендо того времени, и он тщательно обучал меня этим двум приемам. Сасаки был невысоким человеком, но славился как лучший мастер кендо всей префектуры Вакияма. У меня у самого тогда был рост всего сто шестьдесят пять сантиметров, самый маленький в классе, из чего очевидно следовало, что все, с кем я дрался, целили мне в маску. И в тот самы момент, когда противник, занеся меч над моей головой, начинал опускать его мне на лоб, я уворачивался и наносил колющий удар в грудь. Обучение меня этому приему стоило Сасаки многих синяков.
В классе был всего один мальчик, которого я не мог победить. Его звали Каору Кобаи. Позже он поступил в университет Васэда и теперь занимает седьмое место в рейтинге фехтовальщиков, но тогда он был таким же новичком, как и я. Невозможность победить его жгла меня. Всего раз, думал я, хотя бы раз победить его, прежде чем мы закончим школу.
Скоро мы оказались в пятом и последнем классе школы, и последняя серия тренировок кендо подходила к концу. Однажды я отозвал Кобаи в сторону и сказал «Слушай, я не могу окончить школу не победив тебя хоть раз. Дай мне еще один шанс! Пожалуйста!»
Он согласился дать мне столько попыток, сколько я пожелаю, и мы снова надели наше защитное снаряжение. Когда мы встали друг напротив друга, остальные собрались вокруг, чтобы посмотреть на схватку. Я говорил себе снова и снова, что я не должен проиграть, просто не могу проиграть, и, когда он начал атаку моей головы, как я и полагал, я поднырнул вперед и вправо. Нагрудная пластина Кобаи звякнула, а острие моего меча подсказало мне, что я попал в цель.
Потом Кобаи небрежно сказал мне «Это был сильный выпад, Онода», и тут я, гордившийся только своей техникой, понял, что я даже не начал понимать дух кендо. Я покраснел до корней волос.
То был год 1939. Весной я пошел на работу в местную торговую компанию под названием Таджима Йоко, специализирующуюся на лакированных изделиях. Я пошел на эту работу понимая, что меня пошлют в филиал компании в Ханкоу, ныне Ухань в центальном Китае. Мне было семнадцать и я не хотел больше жить за счет родителей. Я считал, что пришло время становиться самостоятельным. Китай такой большой, так что в нем найдется масса возможностей. Я буду упорно работать. Стану богатым. Ханкоу хорошо подходил для начала потому мой старший брат Тадао, старший лейтенант в армии, расквартировывался там, и он помог бы мне.
Я был пятым из семи детей, пяти мальчиков и двух девочек. Самый старший из братьев Тоширо, прошел через сложную Первую Высшую Школу в Токио и Медицинское отделение Токийского Имперского Университета. Теперь он был офицером медицинской службы в армии, расположенной около границы между Кореей и Маньчжоу-го. Следующий по старшинству был брат Тадао, а после него Чи, моя старшая сестра. Еще был третий брат по имени Йошио, но он умер в детстве. Двумя годами младше меня был пятый сын, Шигео, который учился на четвертом году средней школы. Наконец, самой маленькой была моя сестра Кейко, которой тогда было всего десять лет.

Я приехал в Ханкоу в середине Апреля и в тот же день пошел на встречу со своим братов в офицерские казармы. Я не предупредил его о своем приезде, и он был ошеломлен. Придя в себя, он спросил – «Что происходит? Что ты тут делаешь?»
Я объяснил. Он сразу же дал понять, что я не должен рассчитывать, что он станет за мной присматривать.
«Ты понимаешь, что в Китае тебя могут убить?» - спросил он.
Я подтянулся и ответил, довольно громко «Если человек не котов на некоторый риск, он ничего не достигнет!» Мой брат уставился на меня с явным недоверием.
Потом у него была возможность еще раз ошеломленно уставиться на меня. Я покинул Японию с единственным чемоданом, и мне казалось, что первой вещью, которую мне следовало сделать была покупка одежды. Я решил попросить брата купить мне костюм, и он неожиданно согласился. Я немедленно выбрал очень хорошую английскую шерстяную ткань и попросил портного сшить костюм по Лондонской моде. Когда мой брат получил счет, его глаза чуть не вылезли наружу. Он не думал, что семнадцатилетний подросток может хотя бы помыслить о трате таких денег.
Отделение Таджима Йоко в Ханкоу находилось на загруженной улице в центре. Торговый зал был на первом этаже, канцелярские помещения на втором, а на третьем – жилые комнаты, в которых спали четыре наших сотрудника, включая главу отделения. Глава отделения опасался, что я был еще слишком молод, чтобы меня принимали всерьез, поэтому для поднятия моего статуса он купил мне Студебеккер 1936-го года. Когда я уселся в это замечательное транспортное средство, я подумал, что я стал величайшим бизнесменом в мире.
Год спустя я обнаружил танцевальный клуб в здании Французской Концессии, и с тех пор танцевал в нем по полночи почти каждый вечер. Я обожал танцевать. Иногда, танцуя, мне казалось трудным поверить, что всего год назад я получал удары и размахивал бамбуковым мечом в зале для кендо.
Танцевальный клуб был определенно очень хорош, и мне стоило больших денег ходить в него так часто, как ходил я. Тогда я решился попросить моего брата взять на себя оплату половины моих ежемесячных расходов – и по какой-то причине он согласился. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что, хотя мне и нужны были деньги, еще больше я нуждался во внимании со стороны брата. Моё воспитание было очень строгим и я жаждал заботы и снисхождения.
Однажды вечером, когда я был на танцах, в зал неожиданно пришел брат, в военной форме. Хотья я и был несколько смущен, я смог перехватить инициативу, предложив ему найти себе партнершу и присоединиться к веселью. Он зыркнул на меня как демон, но сказал только «Как я могу танцевать в такой одежде?». К счастью, он не сделал никаких попыток перекрыть мне финансирование.
Хотя я пил совсем немного, ежедневно я выкуривал около двадцати сигарет, а играя в маджонг ночь напролет – случалось и такое – выкуривал по пятьдесят и больше. Меня ничто не связывало с другими японцами в Ханкоу, так что очень скоро я прилично заговорил по-китайски. Мои соотечественники говорили, будто я учу китайский только чтобы проводить время с китайскими девушками. Это было не совсем неправда, но я всё равно очень конфузился рядом с девушками, так что тут от моего китайского языка было мало проку.
В январе 1941, когда моего брата перевели в Военно-административную школу в Токио, я остался сам по себе. Чтобы укрепить свою уверенность в себе я работал еще усерднее – и танцевал еще усерднее в зале. Я знал, что мне оставалось всего два года до призыва. В ханкоу я подрос на два или три дюйма, и, поскольку у меня не было никаких заболеваний, я был уверен, что попаду в группу «А» года придет время. Я постарался выжать максимум возможного из оставшихся двух лет, поскольку осознавал, что это все молодые годы, которые мне оставались. Я решил сделать всё что мог на работе и, в то же время, получить максимум удовольствия из роскошного танцевального зала.
Если мне повезет, думал я, война может успеть закончиться, тогда я смогу заработать много денег в бизнесе. Я мечтал о владении собственной компанией в Китае и в некотом роде считал свои танцевальные вечера инвестициями в будущее, хотя и получал заметную долю средств от брата.
Восьмого декабря того года, началась война между Японией и Соединенными Штатами. После этого танцевальный зал, как и почти всё остальное, должно было закрываться восьмого числа каждого месяца как «вклад в Азиатские военные усилия». Японские газеты в Ханкоу начали называть частых посетителей Французской Концессии «паразитами Азии», а те, кто задерживались в концессии допоздна, подвергались риску быть схваченными японской военной полицией.
Оказавшись в значительной мере оторванным от своего основного развлечения, я решил научиться петь и начал брать уроки. Некоторые ребята из группы, игравшей в танцевальном зале раньше предлагали мне брать у них днем уроки музыки, но я не считал свои пальцы достаточно ловкими, чтобы играть на трубе либо кларнете. Пение казалось мне верным решением. Я упражнялся в основном в блюзе и танго, иногда проводя целые ночи, слушая записи на электрической Виктроле, которую я установил у себя в комнате.

В один майский день 1942 года я был вызван на армейский медосмотр, который сразу прошел. Тем же вечером я телеграфировал моей семье в Вакияму "Класс А банзай". Вскоре меня известили, что я буду направлен в шестьдесят четвертый пехотный полк в Вакаяме.
Считая, что я должен привести себя в максимально возможную физическую форму, в августе я ушел с работы в Таджима Йоко и вернулся в Вакияму. Вернувшись домой, я целыми днями плавал в океане и целыми вечерами занимался кендо в спортзале в местном полицейском управлении. Я не практиковался уже довольно долго, но у меня уже был второй дан, когда я выпускался из школы, и господин Сасаки, мой учитель, предложил мне попытаться достичь более высокого рейтинга, который, как он считал, я достиг в армии. Не занимавшись так долго, я немного волновался на экзамене на третий дан, но успешно прошел его. Даже после этого я продолжал заниматься ежедневно в спорзале, пока меня не призвали.
Когда я пошел в армию, я обещал своей матери, что я вернусь рядовым первого класса. Хотя у меня был курс начальной военной подготовки в школе и был способен сдать вступительные экзамены в офицерскую школу, я не считал, что я создан быть офицером, не хотел носить форму, отличную от других, стоять перед строем и выкрикивать команды. Две звезды рядового первого класса вполне устроили бы меня. По крайней мере, так я думал тогда.
Спустя десять дней меня призвали и я был назначен во Двести Восемнадцатый Пехотный, вместе с другими призывниками из моего района. Потом было празднование нашего отправления, и мы уехали. Мы не имели ни малейшего представления, куда нас отправляют, но сопровождающий нас офицер обронил, что это должен быть Наньчан.. Мне верилось в это с большим трудом, потому что именно в Наньчане находился сейчас Тадао. Все мои опасения развеялись, когда я узнал, что встречу своего щедрого брата.
Когда, вскоре после начала нового года мы прибыли в Наньчан, там было так холодно, что рис в моей коробке для обеда замерз. Когда мы сошли с поезда, меня всего стало трясти от холода.
Офицеры с базы пришли встретить нас, и мы маршировали за ними четырьмя шеренгами. Краем глаза я пытался найти Тадао, и наконец заметил его стоящего поодаль от других офицеров, одетого в плащ поверх кителя. Когда мы проходили мимо, я бросил короткий взгляд на него. Он увидел меня. По выражению его лица было ясно, что что он был удивлен даже больше, чем был удивлен в Ханкоу. Позже он сказал мне, что его второй мыслью было "Это влетит мне в копеечку".
Наш командир отделения мог отвесить хорошую оплеуху, когда бывал зол, но большую часть времени он он был в хорошем настроении. Однажды он вызвал меня к себе однажды и сказал, что выбрал меня в своё отделение потому, что уверен, что из меня получится хороший солдат.
Наш полк имел репутацию хороших ходоков, и нм постоянно приказывали маршировать по три с половиной мили в час. Иногда приходилось ходить и по пять, но когда такое происходило, большинство рекрутов были возмущены. К счастью, мои тренировки в кендо подготовили меня к такому, и я ни единого раза я не нарушал строй.
Я продолжал расти; теперь во мне было пять футов четыре дюймов . Когда я занялся физподготовкой после базовых тренировок, мой вес достиг 132 фунтов , что в два раза превышало максимальный вес рюкзака, который мы должны были носить. Я считал, что мой вес как раз подходящий – те, чей вес не превосходил по крайней мере вдвое вес рюкзака, не могли нести его в длинных переходах, а тем, кто весил намного больше, приходилось нести дополнительную нагрузку.
Впервые я попал в настоящую перестрелку сразу после окончания начальной подготовки. Это было в местечке, звавшемся Ан-и, расположенном между Наньчанем и Чу-чангом, а мы получили приказ зачистить группу вражеских партизан, причиняющих беспокойство в этом районе. Наш батальон вырабатывал план, как захватить главаря партизан живым. Но во время операции я поранил правую ногу и должен был лежать несколько дней, что было особенно неприятно, так как помешало мне стать экзамены в офицерскую школу.
Я должен признаться, что, хотя говорил раньше, что не хотел звания выше рядового первого класса, когда я попал в действующую армию, мои намериня изменились очень быстро. Первой причиной было желание сделать что-то, что бы понравилось моему командиру отделения. Другой причиной была такая мысль: раз уж я иду на войну, я могу к тому же пойти в сияющей офицерской форме. Мундир рядового первого класса был уже не столь притягателен.
Я был расстроен из-за пропущенного экзамена, и, думаю, выглядел весьма угромо на следующий день, когда решил пойти навестить брата. Когда я рассказал ему о моей проблеме, брат приказал мне подождать его, сразу же вскочил на свою лошадь и уехал, чтобы встретиться с командиром моего подразделения. Когда командир узнал, что я был братом Тадао, он согласился устроить для меня специальный экзамен. Я прошел его, и первого августа был переведен в офицерскую подготовительную группу.
Здесь нас поделили на две группы: некоторых отправили на более продвинутый курс офицерской подготовки, другие остались младшими офицерами. К счастью, я оказался в первой группе. Поскольку командир полка был заинтересован в хорошей подготовке своих офицеров, он приказал, чтобы двенадцать успешно сдавших экзамен кандидатов, включая меня, получили специальную подготовку у лейтенанта Цуненори Оно, полкового знаменосца.
Вместо того, чтобы вернуться в свою роту, я остался в подготовительном отряде и прошел двухнедельный курс подготовки сначала как пулеметчика, потом – верховой езды. Затем был еще недельный курс артиллерийской подготовки, и в конце концов я вернулся в свою роту всего на одну ночь. В то же время моего брата перевели из Наньчаня в новую дивизию, формируемую в Корее.
Как правило, кандидатов в офицеры из Китая посылали в Школу для офицеров запаса в Нанкине, но в этом году их стали отправлять обратно в Японию. Мою группу приписали к школе в Куруме, порту на острове Кюсю, куда мы прибыли 13 января 1944 года.
"Дьявольский Куруме", как его называли студенты, был очень суровым тренировочный лагерь, а капитан Шиджео Шигетоми старший офицер в моем классе был самым суровым офицером. Его девизом было "Лучше истекать потом на плацу, чем истекать кровью на поле боя", и он без устали тренировал пятьдесят своих солдат in suicide attack maneouvers. Любимыми словами Шигетоми было "Ты тупой" и "Ты всё делаешь наоборот". Обычно эти фразы процеживались им перед тем, как отвесить хорошую пощечину провинившемуся.
От капитана Шигетоми я узнал, что такое настоящая военная подготовка, и что такое быть солдатом. Еще он научил меня внутренней дисциплине. Он говорил, что солдаты постоянно валяют дурака, а потом приносят извинения, но такое поведение недопустимо для офицера. В нашей школе быть застигнутым врасплох неодетым и неподготовленным считалось худшим позором. Ни одно дело, каким бы обыденным оно ни казалось, не должно было делаться неряшливо. Капитан Шигетоми сделал из меня офицера, и именно моя офицерская гордость поддерживала меня все тридцать лет на Лубанге.
Пятого марта 1944 года, когда я был на маневрах, мне пришло сообщение, требующее вернуться на базу на своих двоих, чтобы встретить посетителя. Я бежал всю дорогу назад. Посетителем оказался Тадао. Когда он увидел меня, он спросил "Что с тобой случилось?"
"Почему?" – спросил я.
"Теперь ты выглядишь настоящим мужчиной"- был ответ.
Мой брат был назначен на временную должность в штаб дивизии в Корее и прехал на некоторое время в Пхеньян, но к первому марта должен был прибыть в Штаб Армии в Квантун. Он должен был сесть на самолет в Гакате через день-другой, но он нашел время, чтобы прийти увидеться со мной. Мы немного поговорили, а когда он уже собрался уходить, брат посмотрел мне прямо в глаза и сказал "Будь сильным! Уже скоро тебе понадобиться вся сила, что у тебя есть!".
Я твердо ответил "Не волнуйся. Я умру как мужчина".
"Хорошо" – сказал мой брат, -"не стоит специально лезть на рожон, чтобы погибнуть. Но лучше быть готовым умереть, если придет твой черед".
Я прогулялся вместе с Тадао до ворот части, и когда оставалось всего несколько шагов, он повернулся ко мне и тихо спросил: "У тебя когда-нибудь была женщина?".
Я просто улыбнулся ему, ничего не говоря. Наши глаза встретились, и он сказал искренне "Ну, тогда всё. Береги себя!".
Он повернулся и пошел прочь, а я собрал всю свою смелость, чтобы сказать "Дай мне пятьдесят йен, чтобы было на что вспомнить тебя".
Я думаю, он ожидал, что я попрошу денег, потому что он спокойно достал бумажник и стал перебирать купюры в нем. Проворчав, что у него нет мелких денег, он протянул мне банкноту в сто йен и сказал мне с ухмылкой: "Не думаю, что мне стоит требовать сдачи".
Я подумал, что ээто могло быть наше последнее прощание. Еще раз он сказал мне беречь себя и пошел прочь большими шагами, отбрасывая солнечные зайчики начищенными до блеска ботинками.

В августе я закончил офицерские курсы и стал младшим офицером. Я должен был оставаться в этом статусе еще четыре месяца, пока приказ о присвоения звания младшего лейтенанта не вступит в силу. Обычной процедурой была отправка младших офицеров в их прежние подразделения. Когда пришел мой черед, военная обстановка на Тихом Океане стала такой тяжелой, что половина личного состава, прибывшего из Китая, была перераспределена в подразделения Восточной Армии на Кюсю. Меня не включили в их число, так что я стал искать возможность вернуться в Китай. Я шутил с другими офицерами о том, как было бы здорово снова наесться чудесной китайской едой, когда меня неожиданно вызвали в штаб.
Пришло сообщение, в котором говорилось "Настоящим вы направляетесь в Тридцать Третий батальон Восточного сектора". Об этом подразделении я никогда не слышал, и спросил у офицера – "Чем занят этот батальон?"
"Я не могу вам сказать"
"Где он находится?"
"В месте под названием Футамата, на севере от Хамаматсу."
Это всё, что мне удалось узнать у него, но я был уверен, что меня направляют в некий отряд специального назначения.
После торжественной выпускной церемонии 13 августа некоторые из нас отправились попрощаться с капитаном Шигетоми, а он в последний раз пожелал нам быть хорошими офицерами. Он почти готов был расплакаться, когда похлопывал нас по плечам и желал удачи.

Когда я риехал в Футуяму 16 августа, мне сообщили, что обучение начнется только первого сентября, а пока у меня есть двухнедельный отпуск.
Я поехал в Токио, главным образом потому, что хотел получить портупею ротного офицера от моего старшего брата, который получил теперь звание майора и должен был носить портупею штаб-офицера. Моего брата перевели в Амейское Медицинское Управление в Токио, и он жил теперь в специальном районе Накано, который тогда был окраиной города. Он спросил у меня название подразделения, в которое я был назначен. Я сказал ему название батальона, добавив, что не имею понятия, что он из себя представляет.
Брат посмотрел на меня удивленно. "Вот что это такое" – сказал он, показав "рога" средним и указательным пальцами правой руки, а затем изобразил движение, как будто наливая воду в чайник. Я понял, что он соблюдает секретность, так как с нами была его жена. Я слегка кивнул в знак понимания.
Не то, чтобы я понял всё точно. Вытянутые пальцы означали в карате удар в глаза противника, а наливание чая означало подливание кому-то "добавки"- яда. Из этого я заключил, что я буду принимать участие в какой-то шпионской работе, только пока не понял, в какой именно. Новость о том, что я могу быть назначен на разведывательную работу не особенно удивила меня, ведь еще в Нань-чане лейтенант Оно однажды сказал мне "Нам не хватает людей для отрядов умиротворения. С твоим китайским языком, когда ты завершишь офицерскую подготовку, тебе должны дать работу в этой области."
"Отрядами умиротворения" в настоящее время назывались подразделения, действующие в тылу противника и разрушающие его оборону изнутри. В значительной мере эти отряды напоминали войска, называвшиеся американцами "отряды коммандо".
На следующий день брат дал мне свою портупею, и, совершив положенное поклонение Имперскому Дворцу, Храмам Ясукуни и Мейджи, я отправился в Вакияму увидиться с остальной семьей.

Тренировочный центр, в который я был направлен, официально назывался Отделением Футамата военной школы Накано, но на вывеске на воротах было сказано лишь "Армейский тренировочный батальон Накано". Лагерь представлял собой не более чем небольшую группу ветхих армейских бараков, расположенных не более чем в миле от железнодорожной станции Футамата. Школа была недалеко от места на реке Тенрю, которое ранее использовалось Третьим Инженерным корпусом из Нагои как тренировочная площадка для строительства мостов.

Моя группа стала первым курсом нашего отделения школы, и первого сентября состоялась церемония открытия. Наш командир подполковник Мамору Кумагава обратился к нашему курсу из 230 офицеров со следующей речью "Задача данного отделения школы - дать вам подготовку в области приемов ведения секретных операций. Поэтому настоящее название школы должно держаться в абсолютной тайне. Далее, вы сами должны отбросить всякие идеи о возможности получения воинских почестей".
Это сообщения не стало для меня шоком, потому что мой брат предупредил меня в Токио, но остальные смотрели друг на друга с изумлением и тревогой. Тревога только увеличилась, когда один из инструкторов, лейтенант Саваяма, встал и засыпал нас вопросами:
"Когда вы, джентльмены, прибыли в Футамату, какое впечателние произвела она на вас?" – спросил он. И, не ожидая ответа:
"Если бы здесь были расквартированы войска, сколько, по-вашему, батальонов было бы там?".
"Какая здесь основная промышленность?"
"Что это за город?"
"Сколько продовольствия, по-вашему, город мог бы обеспечить армейским частям?"
"Какова средняя ширина зданий в городе?"
Конечно, никто из нас не имел даже смутного представления о правильных ответах. Мы были ошеломлены!
А он продолжил – "Я пытаюсь показать вам, что значит слово "разведка". Чтобы сделать карты, нужные для планирования военных операций, нам нужна информация – разведывательная информация, - о самых разных местах. Моя задача – научить вас, как получать развединформацию, нужную для военных задач. Вы научитесь замечать всё вокруг вас и оценивать с точки зрения военной разведки."
Я предполагал что-то подобное, но не мог подавить ощущение, что угодил в змеиное гнездо. И я был такой не один.
Кто-то сказал "Я недостаточно умён для такого".
Другой простонал "Это что же, после офицерской школы я должен стать шпионом?"

В тот же вечер некоторые из них отправились к лейтенанту Саваяме, и их делегат сказал ему: "С того момента, как мы пришли в армию, мы думали, что однажды поведем свой взвод в бой. Именно ради этого мы тяжело работали в офицерской школе. И мы учились тому, как быть эффективным лидером в бою. Мы ничего не знаем о работе шпиона, и мы не уверены, что сможем научиться. Мы бы хотели вернуться в наши прошлые подразделения."
На следующее утро лейтенант Саваяма созвал нас и объявил: "Вы правы, тренировки здесь будут трудны, но само то, что вы понимаете это уже на основании того, что я сказал вчера, показывает, что у вас умные головы. А я обещаю напичкать их вам всем, что вам нужно знать, так что не волнуйтесь. И не приходите ко мне снова со своим нытьем!"
Я был рад уже тому, что меня назвали умным. Не могу сказать, что все мои опасения рассеялись, но я настроил себя выучить всё, что можно выучить в школе Футамата.

Определенно, она отличалась от офицерской школы. Военная субординация и форма соблюдались так же, но без чрезмерного акцентирования на уставе. Напротив, наши инструкторы вдалбливали нам, что в нашей новой роли в качестве курсантов-коммандос мы должны усвоить, что, до тех пор пока мы сохраняем боевой дух и решимость служить своей стране, устав не имеет большого значения. В то же самое время они напоминали нам, что все хитроумные умения, которым нас обучают, например, прослушка телефонных линий, должны использоваться только против противника и никогда ради нашей личной выгоды. Они настоятельно призывали нас выражать мнение о качестве обучения и выражать недовольство, если нам хотелось.
У нас было четыре часа занятий с утра и четыре днем. Занятия длились по два часа каждое с пятнадцатиминутным перерывами. Когда наступало время перерыва, все высыпались из окон во двор чтобы покурить. Нас было 230 человек, набившихся как сардины в маленькой казарме, и пятнадцатиминутного перерыва не хватило бы, чтобы все вышли и вернулись обратно положенным образом, через дверь. Если бы кто-нибудь в офицерской школе посмел выйти через окно, наказаний было бы быстрым и суровым. В Футамате это было обыденностью.
Классная комната была ужасно тесной. Мы не только сидели буквально плечом к плечу, но и сжаты как в тисках между передними и задними партами. Инструктор читал лекции с крохотной кафедры, время от времени протискиваясь в один из узких боковых проходов. Несмотря на стесненные обстоятельства, лекторы проявляли большой энтузиазм, даже рвение, донося до нас основы партизанских боевых действий.
В главной школе в Накано курс состоял поначалу из годичного языкового курса и годичного курса партизанской борьбы и идеологической подготовки. Когда военная ситуация усложнилась, языковую подготовку убрали совсем, а остальные курсы сократили до шести месяцев. Когда мы прибыли для обучения, шестимесячный курс был втиснут уже в три месяца. Темп занятий был труден и для преподавателей, и для курсантов.
Я начал понимать основные различия между открытым театром боевых действий и тайным. Наставления по ведению атаки в офицерской школе были уроками для открытых боевых действий, по сути своей достаточно простыми. Теперь же нас учили действиям в сложной обстановке, когда каждая имеющаяся частичка информации используется для того, чтобы сбить противника с толку. В целом, то, чему нас учили в Футамате, было полной противоположностью тому, чему нас учили до нее. Мы должны были усвоить совершенно новую концепцию войны.
А домашние работы были грандиозны! Почти каждую ночь мы должны были просить разрешения оставлять освещение после отбоя, а большая часть нас регулярно бодрствовала до полуночи. Даже так нам не хватало времени. В выходные мы рассаживались по окрестным гостиницах и делали свои задания. Я всегда оставался в одной из двух, Кадойя и Иватайя, а недавно очень заинтересовался, узнав, что Кадойя работает по сей день. Должно быть, для хозяев гостиниц эти толпы молодых офицеров, наводняющих их заведения каждое воскресенье, были ужасным беспокойством, особенно когда бывала нехватка продовольствия.

Рассказывая о Футамате, я не могу не вспомнить известную народную песню "Садо Океса". Лейтенант Саваяма приводил эту песню как модель всех секретных операций.
"Не существует"- говорил он, - "правильной версии песни "Садо Океса." В определенных рамках можете петь и танцевать как вам угодно. И все так и делают. В партизанской войне, которой мы вас обучаем, всё точно так же. Нет заданных правил. Вы действуете так, как считаете нужным в данное время и в данных обстоятельствах."

Наши тренировки в некотором смысле можно сравнить с тем, что обычно зовут "свободным обучением". Нам в значительной мере была предоставлена свобода действий. Нас побуждали думать за себя, принимать решения в условиях, когда нет никаких правил. В этом состояло еще одно отличие нашего обучения от офицерской школы. Там нас учили не думать, а вести наших солдат в бой, с решимостью умереть, если понадобиться. Единственной целью было атаковать врага и убить их столько, сколько можно, прежде чем убьют тебя.
Однако в Футамате мы узнали, что наша цель – остаться в живых и продолжать сражаться как партизаны как можно дольше, даже если такое поведение обычно считается позором. На вопрос, как нам остаться в живых - каждому из нас предоставлялось найти ответ самостоятельно.
Мне это понравилось. Такая подготовка и такой вид боевых действий мне особенно подходили.
В те времена если солдат, попадавший в плен, попадал назад в Японию, его судили военным трибуналом и часто приговаривали к смерти. Даже если приговор не приводился в исполнение, окружающие подвергали его остракизму, что он так или иначе оказывался мертвым. Солдаты должны отдавать свою жизнь ради своего долга, а не пресмыкаться в лагере для военнопленных.
"Наставления для солдат" генерала Хидеки Тоджо явным образом указывали: "Тот, кто не хочет обесчестить себя, должен быть сильным. Он всегда должен помнить о долге перед своей семьей и своей общиной. Он должен ревностно стремиться, чтобы они верили в него. Умри, но не соверши унизительного преступления."
А в Футамате нас учили, что сдаться в плен – приемлемо. Нам говорили, что, сдавшись в плен, мы можем сообщить противнику ложную информацию. Действительно, бывают моменты, когда нам бывает нужно преднамеренно дать захватить себя. Такая ситуация может возникнуть, например, тогда, когда нужно во что бы то ни стало напрямую связаться с кем-то, кто уже взят в плен. Вкратце, урок состоял в том, что цель оправдывает средства.
Нам объяснили, что в определенных обстоятельствах нас не будут винить в таких действиях. Напротив, нас наградят за надлежащее несение службы. Но только посвященные будут знать, что мы – "бойцы невидимого фронта", поэтому нам нужно как можно лучше научиться переносить насмешки и оскорбления непосвященных. Фактически никто не будет знать о нашей службе нашей стране, но это судьба всех, кто участвует в секретной работе. Это занятие – неблагодарное в обычном смысле слова.
Так к чему же должны стремиться те, кто участвует в такой работе? Военная школа в Накано отвечала на этот вопрос одной фразой "В секретной службе есть добродетельность".
И это правда, именно добродетельность особенно важна, когда человек должен обманывать не только своих врагов, но и друзей. С добродетельностью – я включаю в это слово честность, верность, преданность долгу и моральное чувство - можно выдержать любые трудности, и даже обратить сами трудности в победу. Этот урок наши инструкторы в Футамате не уставали вдалбливать в нас.
Один из них сказал нам: "Если вы искренни и чисты духом, люди ответят вам и будут сотрудничать с вами". Для меня это означало, что пока я останусь чистым внутри, всё, что мне придется предпринять в конечном счете пойдет на пользу моему отечеству и моим соотечественникам.
В то время мы уже знали об исследованиях ядерного оружия, проводящихся в Соединенных Штатах. Такие же исследования проводились и в Японии, но донесения свидетельствовали, что Америка, имея значительно большее богатство и значительно больше ученых, существенно опережала Японию. Хотя наши донесения не сильно отличались от слухов, мы знали, что однажды ядерное оружие будет использовано против Японии. В октябре 1944 года американские войска высадились на Лейте, а общая ситуация стала так плоха, что все всерьез заговорили о вторжении в наше отечество. Мы чувствовали, что каждая минута приближает нас к моменту, когда нас наконец отправят в бой. Но нас это не особенно нас беспокоило. Мы были уверены, что даже если враг высадиться в Японии, в конце концов Япония победит. Как и все наши соотечественники, мы считали Японию неуязвимой страной богов.

Прочитать целиком