среда, 15 октября 2008 г.

Демократическая борьба с терроризмом

В 15 октября 1970 года, ровно 38 лет назад, в Советском Союзе произошел первый угон самолета.

Террорист выстрелил, Курченко упала. Бандит ворвался в кабину и продолжал беспорядочно стрелять. Ранил командира корабля, штурмана, бортинженера и только потом заорал, сжимая трясущимися руками оружие: «Самолет захвачен! Взорвем! Лететь в Турцию!..» Командир успел незаметно включить сигнал SOS. Может, среагируют службы ПВО, поднимут истребители? Он надеялся, в то же время понимая, что чуда не произойдет, военные летчики просто не успеют. Турция, вон она, рядом. А самолет в воздухе не затормозишь, не остановишь.

Как выяснилось позже, террористами, угнавшими самолет, убившими Надежду Курченко и ранившими, по существу, весь экипаж, оказались Пранас Бразинскас и его несовершеннолетний сын Альгердас.

В Трабзоне угонщиков арестовали и увезли. Раненым членам экипажа медицинскую помощь. Пассажиров отвели в здание аэропорта. Побеседовали с каждым из них, предложили остаться в Турции. К удивлению турецких властей, никто не пожелал остаться на солнечном берегу.

Москва была в шоке. Это первый угон самолета в другую страну, да еще с настоящим расстрелом экипажа. Обсуждалось предложение высадить на турецкий аэродром десантников и захватить террористов. Однако, поразмыслив, от него отказались.

Через несколько часов в Турцию прилетел специальный самолет. На нем в Советский Союз отправили пассажиров и раненых летчиков. Тело погибшей в борьбе с террористами Нади Курченко доставили другим авиалайнером.

Именем девятнадцатилетней бортпроводницы назвали корабль, пик на Памире, малую планету.

А террористов передали в местный суд. Вскоре трабзонский судья вынес решение: после захвата авиалайнера, бойни, устроенной Бразинскасами на борту, угона самолета за границу, он признал их невиновными и освободил из-под стражи. Оказывается, суд решил, что террористы не собирались никого убивать, а оружие пистолет, ружье и граната — нужно им было, чтобы испугать пассажиров. Словом, вся вина Бразинскасов заключалась лишь в том, что они мешали свободе передвижения пассажиров по салону и прибыли в Турцию без права ношения оружия.


Солдат Удачи

Примечательна в этой истории кроме ее "первородства" - химически чистая квинтэссенция принципа "Враг моего врага - мой друг", применяющегося не смотря ни на какие нормы приличия, права, справедливости, да чего угодно: все силы "демократической общественности" были направлены на то, чтобы террористов и убийц не только оправдать, но и представить "жертвами тоталитаризма" и "борцами за свободу". Дальше всё пошло как по маслу - террористов отказались выдать на родину, судили, признали невиновными, застеснялись, пересудили еще раз и дали отцу 14 лет тюрьмы. Правда, уже в 1976 году он почему-то оказался в США.

Генеральная линия этой позиции началась, что характерно, не в отношениях с "Советами" началась, и на них не закончилась. Абсолютно то же самое происходило с чеченскими бандитами десять лет назад, с грузинскими военными преступлениями сейчас. Оговорюсь: речь, разумеется, не о чеченах или грузинах вообще, а о нескольких понятных персонах.

Не менее примечателен итог истории:

Сегодня в суде Санта-Моники (штат Калифорния) начнутся первоначальные слушания по делу 46-летнего Альберта Виктора Уайта, носившего ранее имя Альгирдаса Бразинскаса, сообщает "Время новостей".

Он обвиняется в убийстве своего отца Пранаса Бразинскаса. Труп избитого Пранаса был обнаружен в квартире, в которой жили отец и сын. Мотивы убийства пока неизвестны.

NEWSRU
Вот так невольно и подумаешь о неотвратимости Кары Господней.

Комментариев нет:

Отправить комментарий